Историии о любви

Vyazemsky_Artur

кидаем сюда красивые истории о любви=)
и еще давайте дружить)))


Vyazemsky_Artur

У нее были крылья
У нее были крылья. А он не знал, вернее не хотел верить.
Она умела летать. А он и знать об этом не хотел. Спуская ее каждое утро с лиловых облаков, он говорил:
- Не выдумывай, глупышка. Ты не умеешь летать.
А она не обижалась. И снова улетала. Бродила одиноко по облакам, бросала солнце как мяч. Ловила мечты людей и играла ими словно песком, пропуская их сквозь нежные пальцы.
Но приходил он. Он был старше ее, он не умел летать. Он находил ее, потому что у него были связи.
Она убегала от него, игриво смеясь и окунаясь в очередное облако. А ему стоило щелкнуть пальцами, как две большие, хищные птицы, останавливали ее.
У нее была детская душа. Она любила полевые ромашки. Он находил тону ромашек. Осыпая ее с ног до головы.
Но она не смеялась.
Она смотрела на них. Крупные, садовые, бездушные цветы веяли холодом также как и он.
Она была ветром. Каждую ночь летела она к звездам, отправляя им воздушные поцелуи.
Звезды сплетали ей венок и предлагали остаться с ними.
Но приходил он.
- Не выдумывай, глупышка. Ты не ветер, - говорил он.
Она любила дождь.
Она пробиралась сквозь капли, к самому сердцу дождя. Она была радугой.
Она рисовала ее цвета, окуная кисть в лужи. Она рисовала город.
- Не выдумывай, глупышка. Ты не радуга, – говорил он.
У нее было сердце поэта. Она подбрасывала его в облака и окунала в воду. Она любила поэзию…
- Не выдумывай, глупышка, – говорил он. – Ты не поэт.
Она любила рисовать.
Окунет как-то кисть в акварель и нарисует закат.
Потом подарит его людям. Но приходил он:
- Не выдумывай, глупышка. Ты не художник.
Однажды она улетела. Улетела навсегда.
Оставив крылья. А может, ушла. Босиком, собирая ромашки и вплетая их в волосы.
Он остался один…
Он брал ее кисти и пробовал рисовать закат. «Я не художник», - подумал он.
Он пробовал писать стихи. Рвал бумагу и думал: «Нет, я не поэт».
Он рвал ромашки, смотрел на звезды, раскрашивал радугу, окуная кисть в лужи.
Ходил по лиловым облакам.
Потом взял ее крылья.
Встал на самое высокое облако.
Рванулся вниз.
«Я не умею летать», - подумал он.


Vyazemsky_Artur

она его спросила
-Ты меня любишь?
он ответил
-Нет
-почему?
-догадайся!
-я уродина
-нет!
-я тупая?
-нет
-я толстая?
-нет, что ты
-я дура
-нет, нет, ты...
-так и скажи что я дура
-почему я должен это сказать?
-потому что это правда!я дура
-почему ты так счиатешь?
-потому что я дура!
-почему?
-дура, потому что влюбилась в тебя и потеряла от тебя голову!
-нет!это не так!ты не любишь меня,это просто влюбленность!
-я тебя люблю!как мне это доказать?(плача произнеслаона,по её щеке текла прозрачная слеза и она медленно сползала вниз)
-никак!я не верю и всё что ты меня любишь!
-я докажу!
-не надо!я всё равно тебе не поверю!
-я сделаю всё что бы тебе доказать!
-у тебя не получиться!
-завтра ты узнаешь, что я тебя люблю!!!
-почему завтра?
-узнаешь.....
Произнесла сквозь слезы девушка и завернула в темный переулок,он развернулся и зашел в подъезд!
На следующее утро показали по тви написано в газетах:с дома,с крыши сбросилась молодая девушка при ней была записка,вот её содержание:"Я тебя люблю!так знай!этот поступок я сделала для тебя!это и есть доказательство!!!А ты спросишь:>-почему она сбросилась???а я тебе
отвечу !я не хочу жить с мыслью о том что я люблютебя,а ты меня нет,вот я и нашла выход!навеки.......люблю и буду любить тебя................
На следующий день парень тоже умер в своей квартире..........но причина неизвестна!............................................


Vyazemsky_Artur

"Теперь они вместе"

Она стояла на платформе вокзала и ждала его поезд. Он должен был приехать. Она ждала уже час. Была зима, и она жутко замерла. Она приехала на час раньше до прибытия поезда, потому что очень боялась опоздать. Она ждала его возращения уже целых два года. И вот, наконец, он возвращается. Сердце вырывалось из груди, она сильно волновалась. В армию он уходил совсем мальчишкой, какой он интересно стал. Говорят, война ломает людей. Но он сильный, он справится с ней. Она верила, что с ним все хорошо. Главное что он вернулся. Наконец то вернулся. Теперь все будет хорошо.
Выходя из вагона, он шарил глазами по платформе. Большая спортивная сумка за все цеплялась, и её приходилось вечно поправлять, но это было не важно. Сейчас он увидит её, снова увидит, прошло столько времени. Он помнил её лицо только по тем фотографиям, которые она присылала ему в армию. Большинство фоток он потерял на войне. Но одну он всегда таскал с собой в кармане формы. Он верил ,что она оберегает его. Кровавыми руками он часто доставал эту самую фотографию. И в промежутках между боями он смотрел на неё, это единственное что удерживало его от самоубийства или какой нибудь глупости. Он должен был вернуться к ней. Она ждала его. И он сдержал слово. Его демобилизовали раньше срока, на то были свои причины. Месяц, проведенный в плену, что то все таки, значит для командования. Его отпустили домой. Он не знал, как она теперь выглядит. Может быть, она сильно изменилась, а может, осталась все такой же хулиганистой девчонкой, которая подшучивала над ним в детстве.
-Привет! Ты наконец вернулся! – он обернулся и она бросилась ему на шею. Она целовала его и боялась отпустить. Она слишком долго ждала его, что бы опять потерять. Его сумка валялась рядом, фиг с ней, она больше не нужна, даже если выкинуть её, всё, что в ней есть, можно переложить в карманы. Он сам не знал, зачем взял такую большую. Он снова чувствовал запах её волос и видел её глаза. Остальное не важно. Он дома.
- Идем скорей, а то замерзнешь!- она тащила его за руку в здание вокзала. На нем была легкая камуфляжная, армейская куртка, такого же цвета штаны и высокие ботинки. На руках были перчатки.- Зачем тебе перчатки? Ты бы лучше шапку там выпросил.- она трепала его стриженую голову,- смотри, какой ты лысый! Ну, ничего, скоро ты обрастешь. Я не дам тебе стричься. Помнишь, какой ты был в школе?... Она говорила не переставая. Он вспоминал школьные годы и улыбался. Все было так тихо и мирно.
Тогда он судил о человеческой жизни по фильмам в кинотеатрах. Это было так давно… Прошла целая вечность.
Они медленно шли к метро. Она держала его за руку и не отпускала ни на секунду. Он чувствовал, как она боялась замолчать. Как только она замолкала, сразу повисала тишина. А он молчал. И она снова говорила и говорила.
- Ты знаешь, у меня осталось еще очень много конвертов и тетрадок для писем тебе. Я их все выкину! Они больше не нужны. Почта там работает плохо, но по датам писем он видел, что она писала по два, а то и по три письма в день. Это грело душу, там письма особенно ценятся.- Хорошо, что ты вернулся раньше. Кстати, а почему? В своих письмах ты не писал, почему тебя отпускают раньше. Хотя я спрашивала тебя.
-Да так… Я потом как- нибудь расскажу, сейчас не то настроение.
-Хорошо. Ой! Смотри, розы!- она обожает розы. Еще в школе, когда он об этом узнал, он дарил ей одну, клянчил деньги у мамы и дарил, редко, но ей было приятно. На что её папа очень ругался. Школьница приходила домой с розой, это не правильно. Папа часто допрашивал её, кто дарит ей цветы, но она не говорила. Он совсем не знал её отца. Только редко видел на улице, когда тот шел или возвращался с работы.
-Постой тут, я быстро!- он оставил её на тротуаре, а сам вбежал в цветочный магазин. Она видела через стеклянный фасад магазина, он стоял перед продавщицей и показывал, какие розы он хочет в букет. Её руки сжались у груди, может быть это и есть счастье? Он вернулся. Он жив. Он здоров. Он не покалечен. И сейчас он покупает ей цветы. Её любимые цвет


Vyazemsky_Artur

Её любимые цветы. Пурпурные розы.
Она смотрела на него и готова была прыгать от счастья. И даже крики ужаса где-то в стороне не отвлекли её внимание от него. Резкий визг тормозов заставил её повернуть голову в сторону. Она не успела даже пошевелиться…
…До неё было всего два шага. Он видел её тело лежащее на асфальте в неестественной позе. Он много раз видел такие тела. Там, на войне. Он даже не обращал внимание на них, там на войне. Он таскал их много раз за руки за ноги, там на войне. Но все это было ТАМ! Как же так? Тут нет войны. Может все это, кажется. Может он все еще лежит в госпитале после тяжелого ранения и у него бред. Проснуться! Срочно проснуться! Но видение не уходило. Она лежала на животе. Вокруг головы растекалось бурое пятно крови. Опять кровь. Опять смерть!
-Нет! Только не она!- он упал перед ней на колени и перевернул тело. Носом и ртом шла кровь. Он попытался взять её на руки, но её голова опрокинулась назад через его руку, шея была сломана. Он осторожно взял её голову и положил себе на плечо. Она была мертва. Он смотрел в небо, оно такое же, как и там. Там, где он совсем недавно был. И так же он держал своих мертвых бойцов. И так же текли слезы. Но там было понятно, почему люди умирали, но тут! Она ждала его два года. Неужели только для того что бы встретить его и умереть?... На войне кажется что здесь, на гражданке люди не умирают. Что здесь все хорошо. Хочется, скорей вернуться. Вернуться, но не так… он был весь в крови, это её кровь, её жизнь, и сейчас она покидает её. Её глаза закрыты, и она больше никогда их не откроет.
Она больше никогда Гн засмеется и не скажет что он Бука. Она больше не увидит любимые розы… Если бы он не вернулся, этого бы не было. Мысли разрывали его, хотелось орать во все горло. Если бы он не вернулся! Ведь если бы не он, она бы не приехала в этот день на вокзал и не стояла бы в этом проклятом месте именно в тот момент. Если бы он вернулся, она была бы жива. Он хотел все исправить. Вернуть время и специально, там, напороться на пулю. Наброситься в плену на зверя и пусть бы его прирезали. Или просто приподнять голову, когда их обстреливали, это так просто. И она была бы жива… Он гладил её по голове и плакал. А ведь он так долго ждал, чтобы встретиться с ней, ради неё он жил.
Он не чувствовал холода. Пронзающий ветер продувал насквозь его легкую куртку. Она была черного цвета и джинсы черные и ботинки. Он не хотел специально одевать все черное, но так получилось. Его было прекрасно видно на свежем снегу. Он теребил в руках вязанную шапку, которую купил только сегодня утром. Он смотрел на похороны издалека. Смотреть на любимую в гробу было самым большим наказанием на свете.
Он ждал когда родные простятся с ней. Им нельзя мешать. Да и он, совсем не вписывался в процессию, состоящую из многочисленных бабушек, тетушек и двоюродные сестер. Из всех присутствующих на похоронах, он знал только её отца и то, знаком с ним не был. Позже он простится с ней наедине. Он скажет её все, что не успел сказать. Он расскажет, как вера в её любовь давала ему силы сделать последний рывок чтобы выжить. Что бы еще раз взглянуть в её глаза. Он расскажет, как по много раз перечитывал её письма, чтобы не озвереть, сидя в разрушенном городе под пулями. Как он всматривался в её фото, что бы хоть как-то унять боль очередного ранения.
А пока, он ждал. Ждал последней встречи с ней. Чтобы проститься навсегда.
Родственники стали расходиться, фигуры отделялись от общей толпы, по две ил по три. Все расходились не вместе. Мимо прошла очередная пожилая пара.
-Она была так молода. Вся жизнь впереди. Бедный ребенок.- старушка вытирала слезы.
-Так распорядился Бог. Ничего не поделаешь,- дед пытался его успокоить, но надо было успокаивать его. Слезы он уже не вытирал, без толку.
Могилу давно закопали, но отец все стоял. Он смотрел на черную могильную плиту и смотрел на фотографию своей дочери, на ней она весело улыбалась. За спиной послышались шаги. Кто-то подошел и встал рядом.
-Я тебя знаю. Ты тот самый, которого она ждала и любила,- сказ


Vyazemsky_Artur

-Я тебя знаю. Ты тот самый, которого она ждала и любила,- сказал отец, не отводя глаз от плиты, - Она слишком тебя любила.
Парень молчал. У него не было слов, он не знал что ответить.- я оставлю тебя с ней наедине. Тебя она ждала и хотела видеть больше остальных.- Отец развернулся и пошел к выходу кладбища.- Вечером я тебя жду у нас дома. Нам есть о чем поговорить…ты мне теперь как сын. И не смей себя винить в её смерти! Ты не виноват.
Несколько часов он стоял и смотрел на могильную плиту. Она казалась ему большим крестом на его жизни. Она перекрыла дорогу дальше. Закрыла проход как всем мечтам, которые у него были. Главных целей больше нет.
Начало темнеть. Он сам не заметил, как встал на колени, и стал говорить с ней, ему казалось, что и она с ним разговаривает. Он что то рассказывал ей, захлебывался в слезах и путал слова, а она отвечала ему. Слезы замерзали у него щеках. Ног он уже не чувствовал. Руки в перчатках крепко держали вязаную шапку. Пальцы без ногтей от холода, ныли тягучей болью. Когда ему вырвали ногти в плену, было не так больно как сейчас. При встрече говорила она, а теперь не замолкал он. Он боялся, что как только замолчит, она сразу же исчезнет, навсегда. И он говорил, говорил, и говорил. Он рассказывал ей все подряд. Стало совсем темно…
Медсестра Аня была совсем молодой. Её не так давно посадили на скорую помощь, ей нравилось помогать людям, попавшим в беду. Но тут было не кому помогать. Она не стала подходить к свежей могиле, у которой на коленях сидел труп молодого парня. Она смотрела на него и на фото на могильной плите. Аня не видела лица парня.
- Как же он её любил,- пробормотал уже пьяный сторож. И подошел к могиле. Врач осматривал тело.
- Зови мужиков, и тащите носилки, он к земле примерз.- Сторож побежал к машине скорой помощи.
Аня вытирала слезы платком. Тушь размазалась вокруг глаз.- Теперь они вместе…теперь они будут счастливы, я это точно знаю! По-другому не может быть!!!


Vyazemsky_Artur

10.34. Таня и Антон.
- Антоша, это я. Привет. Как твои дела, милый? – ласково говорил голос на том конце провода.
- Слушай, я еще сплю. Сто раз тебе говорил, – не буди рано в выходные! – пробурчал он.
- Прости, прости, я только хотела узнать, мы сегодня пойдем на каток?
- Что я, маленький мальчик что ли, с тобой кататься? Иди, если хочешь. Тань, тебе уже девятнадцать,
а ты все глупостями занимаешься. Все, я сплю.
- Прости меня еще раз, что разбудила тебя, милый. – На том конце провода уже слышались лишь короткие гудки.

13.40. Таня и Антон.
- Тоша, ты проснулся?
- Ага. Ем.
- Доброе утро, солнышко! – обрадовалась она.
- Утро. Что делаешь?
- Вот сижу одна дома, смотрю по телевизору какую-то комедию. Мы погуляем?
- Тань, попозже перезвони, в дверь звонят.

15.00. Антон и Стас.
- Стасон, здорово. Пошли пива пить?
- Здорово. Че так рано? Танюха в гости не звала что ли? – засмеялся Стас.
- Да ну ее. Задолбала! То ей на каток, то ей в театр, блин. Ну что я в этом ее театре забыл?
«Культурная революция», тоже мне! – закипал он.
- Ну, успокойся, это же мелочи. Девчонки все немного того, «с приветом».
- Это точно.
- Давай в пять, в баре на Островского.
- Лады. Жду.

16. 20. Таня и Антон.
- Тош, это я. Чем занимаешься? Я уже соскучилась! – он слышал, как она улыбается в трубку.
- Танюш, тут неожиданно шеф позвонил с работы, надо выйти, там какие-то проблемы с отчетом возникли.
Если успею, я вечером забегу. – протараторил он.
- Хорошо… Я буду ждать… Пока, любимый. – расстроилась девушка.
- Пока, пока.

23.30. Таня и Антон.
- Тоша, куда ты пропал? Я так волновалась! У тебя телефон все время отключен был. Что-то случилось, родной?
– обеспокоенный голос на том конце провода чуть не плакал.
- Успокойся. Все в порядке. Просто что-то с сетью было. Прости, я задержался, не успею к тебе зайти.
Я уже дома, сейчас спать лягу. Завтра снова надо на работу выйти.
- Спокойной ночи, милый… Скажи, что ты меня любишь!
- Люблю. Пока.

6 января.
11.00. Таня и Антон.
- Тоша, доброе утро! Как работается?
- Какая работа, ты че, с ума сошла? Сегодня же выходной!
- Ты же вчера сказал, что работаешь сегодня…
- А… ну да, конечно, - замялся он. – Работаю. У всех людей выходной, один я, как осел, работаю!
Все, пока, у меня дел по горло. – пробормотал он сонным голосом.

13.00. Антон и Катя.
- Девушка, здравствуйте, можно с вами еще раз познакомиться, а то я не верю, что встретил вас наяву!
Может быть, вы мне приснились? – заигрывал Антон.
- Антон, не прикалывайся. Я тебя узнала. Какие планы на сегодня?
- Сегодня я полностью в твоем распоряжении, дорогая! Кино, ресторан, дискотека – все, что хочешь.
- Тьфу на тебя, - засмеялась девушка. – Опять прикалываешься. Вроде я тебе ясно говорила, –
я буду с тобой встречаться, только когда ты бросишь эту свою истеричку.
- В процессе. Эта истеричка, между прочим, твоя подруга. Ну, так что вы выбираете на сегодня, прекрасная незнакомка?
- Ресторан, - засмеялась она и побежала наряжаться.

19.00. Таня и Антон.
- Тоша, ты мне совсем не звонишь… Ты забыл про меня, солнышко? –
грустный голос действовал угнетающе на этого желающего радоваться жизни молодого человека.
- Тань, я с клиентами. Дела. Я позвоню. – он бросил трубку.

8 января.
03.00. Таня и Катя.
- Катюш, прости, что я так поздно. – плачущий голос подруги заставил девушку встрепенуться и вылезти из объятий спящего Антона.
- Тань, ты с ума сошла??? Сейчас же три часа ночи! Надеюсь, случилось что-то важное, иначе я тебя убью. – ругалась она.
- Катюш, Антон пропал! Звоню, звоню, а он или не отвечает или телефон отключен. Я так волнуюсь.
- Да придет твой Антон, никуда не денется. По бабам, наверное, пошел. – огрызнулась подруга.
- Нет, ты не понимаешь! Вчера же было Рождество, мы всегда его вместе отмечали. А тут он даже не позвонил,
не поздравил меня. Это же святой праздник, он не мог нарушить


Vyazemsky_Artur

наши святыни.
- Дура ты. Спи. Все хорошо будет. Завтра он явится, я тебе обещаю.
- Откуда ты знаешь?
- Просто поверь мне.
- Спасибо, Катюш. – она перестала плакать и положила трубку.

14.00. Антон и Таня.
- Танечка, прости. У меня украли телефон, я не смог тебя поздравить. Пожалуйста, прости меня, милая.
– виновато бормотал Антон.
- Конечно, прощу. Тошенька, как я рада, что с тобой все хорошо! Я так беспокоилась, милый. Мне даже плохо стало.
Я тебя люблю, солнышко. – чуть не кричала от радости она.
- Все, все, милая. Успокойся, ладно? Я приду сегодня.

9 января.
10.00. Таня и Антон.
- Тоша, доброе утро.
- А, это ты… Привет. Я работаю.
- Я не буду отвлекать. Просто скажи мне, что не так. Почему ты так рано вчера ушел? Почему не остался, я ведь просила…
- почти плакала девушка.
- Тань… Мне сейчас некогда, пойми ты. Я перезвоню. – он отключил телефон и покрепче обнял спящую Катю.

11 января.
17.00. Антон и Таня.
- Танюш, спасибо за подарок… - виновато поблагодарил он. – Мне очень понравилось.
- Антон… Где ты был? Я ждала тебя до восьми вечера. Я думала, что твой День Рождения мы вместе отметим.
Как ты мог? – обиженно говорила она.
- Тань… приехали какие-то родственники дальние из деревни меня поздравить.
Пришлось им город показывать. Мы в театре были. Разве мама тебе не сказала? – сказал он заученную фразу.
- Нет… Она сказала, что ты с утра ушел и не возвращался, напоила меня чаем и просила подождать…
Сказала, что ты со мной этот день провести решил.
- Тань… ну вот тебе и на… Это, конечно, по отцовской линии родня, но я же велел ей предупредить тебя.
Сегодня я приду, милая. Мы сходим с тобой, куда захочешь.
- Я никуда не хочу.
- Тогда дома посидим, обнявшись… Хорошо? Я скучал.
- Я буду ждать тебя.

18.00. Катя и Антон.
- Приветик! Как настроение? Спасибо за вчерашний вечер, было просто супер! Как будто не твой День Рождения был, а мой.
- Катюш, как я рад тебя слышать.
- Поэтому… сегодня… затаи дыхание…затаил?
- Затаил…
- Я тебя в ответ приглашаю на мою заснеженную дачу, где мы будем совершенно одни! Здорово?
- Ага. Только я сегодня не могу. Решил окончательно порвать с Таней. Пойду разговаривать с ней.
- Ну, если тебе эта ненормальная дороже, то ты еще не знаешь, чего лишаешься, - она бросила трубку в ярости.

19.00. Антон и Катя.
- Катюш, я передумал. Давай сегодня вместе проведем вечер? Когда зайти?
- Ты опоздал. Я уже нашла того, кто не отказывается от такой девушки, как я.
- Что??? Не понял… Это как? За час уже нашла? Да кто ты после этого? – заорал он.
- А я никогда и не говорила, что я примерная девочка, которая сидит дома, смотрит в рот любимому и донимает его
постоянными и глупыми: «А ты меня люююбишь?» - захохотала она и бросила трубку.

20.10. Таня и Катя.
- Катюш, это я. Ты знаешь, он опять не приходит… Я чувствую, что снова сегодня повторится как всегда…
А я так по нему соскучилась.
- Танька, ты меня уже задолбала! Мне наплевать, придет он или нет! Из-за тебя, идиотки, он меня кинул! –
заорала в трубку она.
- Что? Кто кинул? Не поняла… - смутилась девушка.
- Да Антон твой, придурок! И вообще, мой тебе совет, подруга… Брось-ка ты этого кобеля и найди себе нормального парня.
Ты его, кстати, не устраиваешь в постели совершенно.
- Что? Катя… Я ничего не понимаю… Что на тебя нашло?? – начиная осознавать что-то страшное, спросила Таня.
- Да мы с ним спали вместе! Он – огонь, ему нужна такая же, а не размазня, как ты. Ясно?
Бревном лежишь и парня гробишь, у него так сексуальный дефицит какой-нибудь разовьется. Знаешь, как мы с ним?
И так, и эдак! Давай я тебе опишу, как он любит??? Давай, а??? – билась она в истерике,
пока не услышала короткие гудки телефона.

13 января.
10.00. Антон.
- Блин, Танька, ну возьми же трубку! Я знаю, что осел… Слава Богу, хоть не успел с тобой порвать,
а то куковал бы тут один.
- Аппарат абонента выключен или временно недоступен.


Vyazemsky_Artur

14 января.
15.00. Антон.
- Таня, ну возьми же трубку, в конце концов! Ну, дурак я, дурак. Но ты же любишь меня и все простишь.
- Аппарат абонента выключен или временно недоступен.
15 января.
04.00. Антон.
- Танечка… Я уснуть не могу… Все какие-то ужасы снятся… Где же ты, любимая…
- Аппарат абонента выключен или временно недоступен.

16 января.
09.00. Антон.
- Танюша! Наконец-то! Куда ты пропала? Я приходил вчера, никого дома не было.
- Это не Таня… Это ее мама… - голос женщины дрожал.
- Теть Лена, позовите, пожалуйста, Таню.
- Ее нет больше…
- Не понял… Что???? – закричал он.
- Таня умерла… 11 января… Она вышла вечером из дома, сказала, что пойдет к тебе… Утром ее нашли на снегу, она замерзла.
- Как замерзла? Ведь не так холодно же было… С ней что-то случилось? Что? Сердце?
Ударил кто-нибудь? – не понимая, что ее больше нет, он все равно пытался выяснить, почему.
- Она лежала на снегу в распахнутой курточке, раскинув обе руки в стороны… Мы звонили тебе домой, но тебя не было.
- Я в баре был… простите… - он повесил трубку и заплакал, глядя на их фотографию,
где она улыбается и обхватывает его тонкими ручонками.

17 января.
05.00. Антон.
- Танюша… Ты меня уже никогда не услышишь, а я набираю твой номер, чтобы услышать твой грустный голос…
Танечка… Моя родная девочка… Как давно я тебя так не называл. Как давно жалел ласковое слово, теплый взгляд, нежный поцелуй.
Не находил минутки, чтобы зайти к тебе… Ты ведь ничего не знала о Кате и никогда бы не узнала… ты же так верила мне всегда…Что я не предам, что не уйду, что всегда буду рядом. А я, как последний кретин, искал радости и счастья на стороне,
когда оно было так близко.
Ты уже никогда не откроешь мне дверь и не бросишься мне на шею со словами:«Здравствуй, любимый, как я скучала!» Ты никогда не будешь бегать по весеннему лесу и срывать ромашки, чтобы погадать на «любит – не любит» и лукаво смотреть мне в глаза.
Ты никогда не получишь море неподаренных мною роз…
Ты никогда не будешь напевать себе под нос попсу, выводя меня из себя этой мелочью…
Ты никогда не будешь плакать от обиды, непонимания или от того, что я слишком долго не приходил…
Ты никогда не оденешь белое платье, не будешь барахтаться у меня в руках и дарить свадебные поцелуи…
Ты никогда не будешь лежать передо мною, стесняясь своего тела и обнаженной детской души, и смеяться, когда я легонько кусаю мочку твоего правого ушка…
И ты никогда не узнаешь, как сильно я тебя любил…

- Аппарат абонента выключен или временно недоступен.
Аппарат абонента выключен или временно недоступен…
Аппарат абонента выключен или временно недоступен…
Аппарат абонента выключен или временно недоступен…
Аппарат абонента выключен или временно недоступен


Vyazemsky_Artur

СЧАСТЬЕ ЕСТЬ
- Привет, Аля! Соскучилась? Я вот тебе лилии белые принес. Твои любимые.
В комнату вошел Сережка. Он любя поцеловал спящую девушку на кровати, поставил цветы в вазу на прикроватную тумбочку и сел на краешек кровати рядом с Алей. Минут тридцать он смотрел на девушку и… плакал. Да-да, он плакал! Впервые за все время. Нервы сдали. Вот уже год, как его Аля не приходит в себя. Вот уже год Сергей не живет, а существует. Вся его жизнь на протяжении года текла по такому расписанию: институт – работа – аптека – больница – дом. Все свои силы и деньги Сергей тратил на лечение любимой Альки. А кто еще вытащит бедную девушку с того света? Кто? Аля была сиротой, у нее только Сережка и был. Для нее только он один и существовал, а она для него. Вот так и жили, ради друг друга, не замечая никого и ничего. Жили своей любовью друг к другу, жили и были счастливы. Пока… пока в Алю не влюбился местный авторитет. Только Алю за деньги не купишь, а Вадим (авторитет) не был способен так мыслить. Через пару дней после отказа девушку «случайно» сбила иномарка. И все началось. Больница, лекарства, врачи… Сначала Сергей жил местью, но потом понял, что если и его уберут с дороги Алечке уже никто не поможет. И он стал жить ради любимой. Врачи разводили руками, мол, радуйся парень, что жива осталась, а очнется она или нет вообще неизвестно. Но Сергей верил. Надежда не покидала его даже в самые трудные минуты. А вот сегодня он не выдержал… но нет, он не сдался. Просто нервы не железные. Ведь весь этот год он кроме Али ни с кем и не разговаривал. Некогда было. Всех друзей забыл или они его забыли. Но это уже неважно. С Алей он всегда говорил об их счастливом прошлом и о великолепном будущем, а настоящем же молчал. Но тут его прорвало…
- Аля! Алечка!! Любовь моя!!! Если бы ты знала, как мне тяжело без тебя. Без твоего смеха, без твоих искрящихся глаз по утрам, без твоих мимолетных улыбок… как тяжело. Знаешь, Аль, так тяжело видеть тебя, но не чувствовать. Не чувствовать твоих поцелуев, не чувствовать твоих прикосновений… всего этого я теперь лишен. Нет, Алечка, не подумай, что я сдался, нет. Я всегда буду с тобой. Всегда. Но очень тяжело, Аль, очень тяжело. Никого рядом нет. Даже поговорить не с кем! А так наболело. Но знаешь, Аль, я верю! Слышишь?! Верю! Как ты учила. А помнишь, мы ездили летом к моей маме в деревню? Помнишь, как ты была счастлива, что ты понравилась ей. Помнишь, как вы кормили меня и говорили, что я бедный в городе совсем исхудал. Сейчас, Алька, вообще как смерть хожу. И поесть некогда. Но это все неважно. Тебе от мамы моей привет, в гости зовет, плачет, думает, что она тебе не понравилась, и ты не хочешь ее видеть. Знаешь, а я ей пообещал, что мы к ней приедем на Новый год. Она ждет. Алька, ну что мне было делать? Что? Боюсь, если не приеду, мать помрет от боли и переживаний. Но тебя, Аль, тоже боюсь оставлять. Вдруг ты проснешься, а меня рядом нет? Я ж себе не прощу… не прощу. А если вообще навсегда уснешь? Ой, Аль, прости меня за черные мысли, прости. Просто очень страшно жить в ожидании неизвестного. Неизвестность… ты всегда ее любила. Авантюристка. Аля, я так люблю тебя. Так люблю, что иногда сам себе завидую, хотя иной раз подумаешь, а чему завидовать? А выходит есть чему… ты у меня есть… ведь есть, да? Алечка, а помнишь наше место? Помнишь, то время, проведенное там? Хотя такое трудно забыть… минуты с тобой вообще забыть невозможно. Аля, я люблю тебя! Слышишь?! Люблю!!! А ты? Ты любишь? Любишь??? Так скажи!!! Не молчи!!! Аля!!! Я тебя прошу!!! Скажи… скажи, что тоже любишь… скажи…
При последних словах Сергей не выдержал… он схватил бедную девушку и изо всех сил стал трясти ее… только, чтобы очнулась… но Аля по-прежнему молчала… молчала…
Зато на крики Сергея прибежали врачи и медсестры. Они силой оттащили обезумевшего парня от любимой. И вот их фигуры уже двигались к выходу, как в комнате раздалось тихое:
- Люблю… Я люблю тебя, Сереженька…
Но это уже совсем другая история…


Kissuny_Natashenka

Очень,очень все красиво и трогательно...Если можно выложите еще пожалуйста какието истории


Vyazemsky_Artur

Наташ, сейчас поищу еще чего нибудь)


Vyazemsky_Artur

Серега с Галей были идеальной парой, и это не просто приевшееся выражение. Серега, как его звали с самого детства, во дворе, на учебе и на работе, даже начальники и заказчики, - голубоглазый весельчак с вечной улыбкой на губах, любимец женщин, душа любой компании. Не громкий и заводной, а добрый и мягкий, от него так и веяло надежностью и уверенностью. Галю он обожал. Она не была красавицей, но ее огромные карие глаза притягивали к себе, как магниты. Спокойная и уравновешенная, рядом с ней он чувствовал себя как маленький ребенок рядом с матерью. Любили они друг друга без памяти.
Они встречались еще со школы, после института поженились. Родились дети - Аленка, а за ней Толик, которого все сразу стали звать Толян, из-за уверенности и энергии, так напоминавшие его отца. Годам к тридцати идеальная пара превратилась в идеальную семью, и любовь только усиливалась с каждым годом.
А потом, когда Толяну еще не исполнилось четырех, а Аленка только пошла в школу, у Гали обнаружили рак. Начались тяжелые сеансы химиотерапии, операция, метастазы, еще одна операция.
После второй операции Галю перевезли домой, чтобы быть поближе к детям и подальше от холодных палат больницы. Врачи не давали ей шансов, но Серега не терял надежды. Физиотерапия, гомеопатия, новейшие лекарства, он делал все, что мог и все, что вычитывал в литературе. Всем, кроме него, было ясно - конец близок. Галя таяла на глазах, становилась легче, прозрачнее, лишь огромные карие глаза как будто становились еще больше на истощенном лице.
Под новый год состояние ухудшилось. Галя с трудом дышала и большую часть времени была без сознания. Детей отправили к бабушке, Серега же не отходил от ее постели ни на минуту. 31 декабря после вечернего осмотра врач подозвал его к выходу и на вопросительный взгляд лишь молча покачал головой, сжал Серегино плечо и быстро вышел.
Ночью Галя неожиданно проснулась. Она уже не могла двигаться и лишь смотрела на Серегу. Ее губы тронула улыбка и она шепнула:
- Я ухожу, Сереженька...
Серега уже знал, что борьба закончилась. Он просто сидел и смотрел на нее, не в силах остановить слезы.
- Жди меня там, милая...
Она опять улыбнулась:
- Нет, это ты меня жди..., - и закрыла глаза.
Через час Гали не стало. Она так и умерла с едва заметной улыбкой на губах.
А Серега полностью поседел за эту ночь. Стал белый, как снег...
* * *
Прошло пять лет. Он собрал себя буквально по кусочкам и опять стал привычным Серегой, каким его все знали. Боль потихоньку притуплялась, дети росли, работа отнимала много времени, девушки по-прежнему не обделяли вниманием. Вот только глаза стали другие. Это уже не были знаменитые Серегины голубые глаза с веселыми бесенятами, теперь они были наполнены грустью. Даже когда Серега шутил и смеялся, его глаза никогда не улыбались.
Дети взрослели и понемногу забывали мать. Толян рос маленькой копией отца, уже в первом классе выделялся среди сверстников, был вожаком и заводилой. Аленка унаследовала от матери большие карие глаза, а также спокойный и терпеливый характер. И только по ночам она часто просыпалась в слезах и звала маму. Серега бежал к ней в комнату и успокаивал ее как мог, обнимал и баюкал. Когда Аленка наконец засыпала, он сидел у ее кровати, смотрел на спящую дочку и молча плакал.
Новый Год они не отмечали, потому что это была годовщина смерти Гали. Да и не представлял себе Серега их любимый праздник без нее. Поэтому обычно он просто выпивал один несколько рюмок коньяка и шел спать. Так и в этом году, по дороге домой после работы он решил заехать в супермаркет за бутылкой.
Зима выдалась теплая, даже еще снега как следует не выпало, да и тот уже весь растаял.Поставив машину на стоянке, Серега поднял воротник пальто, спасаясь от противного дождя со снегом, и двинулся ко входу в супермаркет. Внутри было сухо и тепло, и практически безлюдно. "Все давно дома, оливье готовят," - усмехнулся Серега и направился к алкогольному отделу. Вдруг из-за поворота выехала набитая продуктами тележка и чуть не сбила Серегу с ног.
- Ой, простите, пожалуйста! Я в


Vyazemsky_Artur

- Ой, простите, пожалуйста! Я вас не заметила... - симпатичная молодая женщина сбилась на полуслове, довольно невежливо уставившись на Серегу широко открытыми глазами. Она показалась ему знакомой, но он не мог вспомнить, откуда он мог ее знать.
- Ничего страшного, я цел, - Серега улыбнулся ей, обошел тележку и пошел дальше. Через десяток шагов он обернулся, надеясь, что она уже ушла, но женщина по прежнему стояла на месте и смотрела ему вслед. Она заметила его взгляд, и, смутившись, развернулась и направилась к кассе.
"Странно..." - думал Серега, выбирая коньяк. "Какое знакомое лицо... Может из соседнего офиса? Или какая-то давняя заказчица?..." Размышляя, он вышел из супермаркета со свертком под мышкой, и только возле своей машины он опять увидел ее. Ее машина стояла совсем рядом, она пыталась затолкать покупки в багажник, держа в одной руке зонтик и защищаясь от порывистого ветра с дождем.
- Давайте я вам помогу, - Серега подошел и, не дожидаясь ответа, начал ставить пластиковые мешки в багажник. Она стояла рядом и молча смотрела на него. Когда все покупки были в машине, он развернулся к ней.
- Извините, но мне кажется, что я вас знаю. - сказал он и тут же смутился. - Вы не подумайте, я не пытаюсь с вами познакомиться таким образом, мне просто действительно очень знакомо ваше лицо.
- А мне ваше... - она наконец-то вышла из транса и улыбнулась. - Но сомневаюсь, что мы знакомы. Я только недавно приехала в город, издалека... Я тут практически никого не знаю.
- Понятно... Ну может показалось. Просто у вас глаза очень знакомые... - Сереге стало неудобно, что пристал к женщине. - Ладно, простите за беспокойство, я вас задерживаю, наверное. Вон сколько покупок, видимо муж уже дома заждался продуктов к праздничному столу. - он неловко попытался пошутить.
- Да какой муж, - отмахнулась она, - дома дети ждут, а я только сейчас смогла с работы освободиться. Бывший муж, слава Богу, уже далеко, в этот раз меня в могилу не загонит, - она усмехнулась, не переставая разглядывать Серегу.
Серега вопросительно посмотрел на нее. Она пояснила:
- Лет пять назад, как раз на Новый Год, ехали мы с ним на новогоднюю вечеринку, а он дома еще хорошо принял... Скользко, на повороте не справился с управлением и влетел правым боком в столб. Как меня доставали из обломков, я не знаю... Повезли в реанимацию, по дороге остановилось сердце, клиническая смерть... Я этого не помню, конечно, мне потом врачи рассказывали.
Что-то кольнуло у него в сердце. Она продолжила:
- Единственное, что помню - сильный белый свет... Не в конце туннеля, как рассказывают, а просто теплый свет вокруг... И вот там... - она запнулась. - Я увидела ваше лицо.
Серега стоял как вкопанный и не мог пошевелиться.
- А потом я вдруг очнулась. Незадолго до полуночи... Все врачи были в шоке, они были уверены, что всё, конец. Мне потом сказали, что в их практике после таких травм никто не выживал... Но мне повезло, видимо... Благодаря тебе...
Серега смотрел в ее глаза и не говорил ни слова. Они просто молча стояли друг перед другом, не замечая, что дождь давно перестал. С неба шел мягкий белый снег...


Vyazemsky_Artur

Свидание
Я открыл глаза и увидел, что за окном поздний солнечный день. Вот я спать! Бессонные ночи, проведённые в работе, сказываются. Сладко зевнув, я потянулся и откинул одеяло. Вставать жутко не хотелось! Я переборол в себе эту слабость и поднялся с кровати... Подошёл к окну, распахнул его и высунулся на улицу... Ветер обрадовано подлетел ко мне и растрепал тёмные короткие волосы... Солнце поселилось на плечах и тепло пригрело...
В квартире была, на удивление, тишина... Побродив по комнатам, я обнаружил только кота, мохнатого и рыжего, который, сладко растянувшись, дремал в кресле. Я быстро позавтракал, почесал коту тёплое растрепанное пузо, от чего он довольно замурлыкал, оделся и выбежал на улицу... Сидящие около подъезда бабушки с удивлением посмотрели на меня, ведь я был одет нарядно. Сегодня же не просто летний день, сегодня же Праздник!
Надеюсь, что мне удастся сделать ей сюрприз! Может, она закрутилась в суматохе буден и выпустила из вида... Вот удивится!!!
Я специально отменил все дела сегодня, чтобы посвятить этот день целиком и без остатка ей.
Я весело шагал по улицам, заходя в магазины... Я искал... Искал что-то особенное. Удивительное. Как она. Для неё. Ничего не подходило. Моё настроение совсем от этого не падало, я знал, что найду. Обязательно. И нашёл! В маленьком магазинчике, который находится на какой-то маленькой узенькой улочке...
Я сразу обратил внимание на эту вещь. Она была великолепна. Небольшая серебряная брошь в форме взлетающей птицы... Эта брошь была ручной работы, в ней словно были сосредоточены вся любовь и нежность мастера. Маленький сверкающий камешек замер на крыле этой птицы. Продавец сказал, что это александрит. Он меняет цвет в зависимости от освещения, погоды и настроения.
И тут я понял, что это идеальный подарок для неё. Для Гали. Для моего Галчонка. Для моей маленькой хрупкой Птицы с белыми сверкающими крыльями и сильной Душой... Эта брошь словно является отражением её натуры. Она хрупка и свободолюбива, как птица. Её руки нежны точно дрожащие перья расправленного крыла. Её глаза меняют свой цвет от светло-серого до тёмно-синего в зависимости от настроения. Она независима, легка, грациозна, добра и... она нужна мне. Я просто не смогу без неё.
Расплатившись, я вышел на улицу, держа в руках маленькую мерцающую, рвущуюся в небо, птицу. Настроение моё лучами ослепляющего солнца запрыгало по крышам и домам этого маленького города... Время приближалось к вечеру. Скоро наша встреча! Я вышел на длинный-длинный проспект, названный в честь политического лидера и заскочил в подъехавший автобус. За цветами!
Автобус, переминаясь с ноги на ногу, плыл по дороге. Я стоял и смотрел в окно и счастливо, может и глупо, улыбался. Улыбался птице, лежащей в кармане, улыбался кондуктору с грустным лицом и вдруг ожившими от моей улыбки глазами, улыбался ребятишкам, проезжающим в соседнем автобусе и приклеившимся к задним окнам, улыбался мужчине в сером плаще, стоящему рядом, а он как-то странно смотрел на меня и почему-то не улыбался, улыбался небу и облакам, расплывающимся от ветра, улыбался ей, улыбался себе, улыбался всему Миру.
Вдруг автобус резко дёрнулся, старчески закряхтел и остановился... Люди суетливо завертели головами, послышались чьи-то громкие недовольные голоса. Я отвернулся от окна и посмотрел в салон... Кондуктор говорила о чём-то с водителем, затем эта женщина в розовой, похоже очень старой, кофте, с кожаной потёртой сумкой на шее и ожившими от моей улыбки глазами обратилась к пассажирам с просьбой: спокойно выйти из автобуса, так как он сломан. Кто-то завозмущался ещё громче, человек в сером плаще, фыркнув, сообщил, что это всё власть виновата, что это она, окаянная, не хочет обеспечить граждан нормальным транспортом, кто-то поторопился к кондуктору забирать деньги за билет.
Я смотрел на всё это и мне почему-то стало смешно! Быстро выскочил из заболевшего автобуса и направился к автобусной остановке. Постепенно туда подтянулись остальные. Ещё где-то слышались недовольные, звенящие фразы.
Это всё вла


Vyazemsky_Artur

Это всё власть виновата – говорил человек в сером плаще. Я улыбнулся. Автобуса не было почему-то. Я спросил у рядом стоящей девушки, который час. Оказывается, что уже без пятнадцати девять. А магазин цветов работает до девяти. Я быстрым шагом направился по дороге, понимая, что автобус ждать бесполезно, а маршрутки вымерли где-то в пути, словно мамонты.
До заветной цели было ещё метров двести. Я спросил время. Девять. Ровно. Я побежал. Двери магазина были закрыты, свет внутри не горел. Я глубоко вздохнул, поборов зарождающееся отчаяние. Только здесь в это время года можно было найти её любимые цветы. Я не помнил их название. Очень уж у меня голова дырявая. Но я точно знал, что она называет их маленькими подсолнухами, они и впрямь были копией рыжих солнц в миниатюре. Вдруг я заметил девушку, отходившую от магазина. Я догнал её, она и вправду оказалась продавцом. Я начал просить её, чтобы она продала мне цветы. Девушка долго думала, с подозрением глядя на меня, но потом от чего-то улыбнулась и пошла к магазину. Я радостно, вприпрыжку побежал следом. Наверное, она увидела в моих карих глазах настоящее желание сделать приятное своей Любимой.
В салоне влажно пахло цветами, я стоял и вдыхал этот запах всей грудью. Продавщица остановилась в центре магазина и пристально смотрела на меня... Она, наверное, думала, что я сумасшедший. Нет, я счастливый.
Я попытался объяснить ей как выглядит то, что я ищу, энергично размахивая рукам. Она улыбнулась, поправила рукой выбившуюся каштановую чёлку и указала на цветы, стоящие чуть поодаль всех...
Маленькие рыжие солнца.
Герберы – так они называются, сказала девушка.
Интересно, а Галя знает их название или она просто помнит, что это солнца в миниатюре.
Я улыбнулся, подумав про Галю.
- Мне, пожалуйста, семь штук – радостно сообщил я.
- Хорошо – ответила мне девушка и пошла к вазе, в которой стояли цветы.
Я полез в карман за портмоне, но его не было. Я посмотрел в пиджаке, брюках – везде, но тщётно. Паспорт был, а кошелька – нет. Девушка стояла и подозрительно, с опаской смотрела на меня, держа в руках подсолнухи-герберы.
- Я вынуждена проводить Вас из магазина, если Вам нечем расплачиваться.
- Нет, подождите, пожалуйста. У меня есть деньги, были.
Я начал вспоминать вслух: купил брошь, вышел на проспект, сел в автобус, автобус сломался, на остановку, пешком сюда... Так. Автобус, в автобусе... Человек в сером плаще, который всё властью был недоволен. Он вытащил у меня кошелёк. Я хлопнул себя по лбу...
- Девушка, пожалуйста, выручите меня, у меня свидание, а я не могу прийти на свидание без цветов, давайте я оставлю Вам в залог паспорт, а завтра утром привезу деньги...
Девушка долго смотрела на меня и никак не могла решиться, а потом вдруг рассмеялась и сказала:
- А была, ни была, чёрт с Вами, давайте... Только я открываюсь в девять, привезите деньги до открытия.
- Да, хорошо, конечно.
Я радостно закивал головой, словно китайский болванчик. Взял в руки цветы и побежал к выходу, но вдруг остановился, развернулся и громко расцеловал девушку в обе щеки.
- Спасибо Вам!
Она засмущалась, покраснела и робко поправила выбившуюся чёлку.
- Удачи! И знаете что? Очень жаль, что на свете так мало людей способных ради Любви на подвиги, хоть и маленькие. Вашей Даме очень повезло, так и скажите.
- Спасибо! Скажу! Обязательно!
Я со смехом побежал к выходу, ещё чуть-чуть и я начну опаздывать...
До нашей встречи я добежал за 15 минут. Электронные городские часы показывали девять сорок пять. Вовремя. Я начал делать глубокие вздохи, чтобы остановить разбегающееся сердце...
Где-то вдали загремел гром, а по небу побежали серые хмурые тучи...
Галя опаздывала. Она, в общем, была пунктуальным человеком, но всегда опаздывала, то у неё лифт сломался, то позвонил кто-то, то бабушку через дорогу переводила, то луна соскочила с небосклона, а ей нужно было держать её до приезда спасателей.... Я знал эту её черту и готов был ждать. Я готов был ждать её всю жизнь!
Вдруг на землю, искрясь, словно нов


Vyazemsky_Artur

Вдруг на землю, искрясь, словно новогодние игрушки, посыпались бусинки дождя... Они тёплыми струями падали и падали, раскатываясь по земле. На тротуаре начали образовываться лужи, которые пенились и пузырились. Дорога стала похожа на чёрную глянцевую фотографию, с изображением хмурого летнего неба.
Я стоял под козырьком, а вода капала с моих волос, попадая прям за воротник...
Дождь барабанил по крышам домов и шелестел в листве...
И тут я увидел её!
Она маленькими перебежками пробиралась ко мне по лужам, держа над головой какой-то пакет... Длинные светлые волосы, мокрыми лентами липли к её лицу.
И она улыбалась!
Я, забыв обо всём на свете, выскочил из-под козырька и побежал ей на встречу. По лужам, которые разлетались в разные стороны от моих шагов. Она остановилась и начала смеяться, подставляя лицо струям тёплого дождя... Я подбежал к ней и сразу поцеловал. Я так соскучился! А потом подарил цветы. Она обняла меня крепко-крепко и поцеловала в ответ. Так мы и стояли, обнявшись под летним дождём...
... Дождь кончился, и мы, чуть подсохнув, пошли-таки в ресторан, где я заказал столик. Цветы сразу поставили в вазу. Официант откупорил бутылку шампанского и сказал, что главное блюдо сейчас подадут.
Мы подняли бокалы, и я взял Галину руку:
- Галчонок мой! Я хочу сделать тебе один подарок.
- Олег, родной! Ты сам большой подарок! Самый нужный!
Она ласково улыбнулась.
- Вот-вот и продавщица цветов так сказала и сказала, что тебе очень повезло.
Я спрятал самодовольную улыбку, от чего, наверное, стал похож на кота, обожравшегося сметаны. Она только тихо сказала:
- Я знаю - и от этого мне хотелось её расцеловать – так про что ты там говорил, про подарок?!
Она лукаво сощурила глаза, и мне захотелось расцеловать её ещё больше.
- Да-да! Я хотел, хочу то есть, подарить тебе одну вещь, я, как только её увидел – понял – это твоё.
Галя нетерпеливо, как ребёнок, наклонила голову, от чего её ещё слегка влажные волосы скользнули по чёрному трикотажному платью и легли на плечо...
Я достал мерцающую брошь...
- Знаешь, я всегда говорил тебе и повторю снова, мне кажется, что ты похожа на Птицу: так же легка и свободолюбива и поэтому...
Я протянул ей брошь на ладони, ей было не очень видно, и она даже слегка привстала на стуле. Я видел как расширяются её зрачки, так было всегда, когда в её душе загоралось удивление. Она дрожащей рукой взяла брошь и посмотрела на меня. У неё удивительные глаза. Я всё понял. Ей очень понравилось. Она не ожидала! Это фантастически красиво. Просто необыкновенно!
Она соскочила со своего место и крепко меня обняла...
- Спасибо, Олег! Мне очень-очень понравилось! Приколи, пожалуйста...
Она протянула мне брошь. Я аккуратно, боясь поранить, приколол взлетающую птицу к Галиному чёрному платью и снова понял: я не ошибся! Это действительно то, что надо!
Брошь великолепно сочеталась с платьем, с волосами, с ней самой... Галя коснулась птицы пальцами, и в её глазах зародился какой-то немой трепет...
- Ты удивил меня! Но ты тоже удивишься!
- В смысле?
- Сейчас поймёшь!
Она подошла к своему стулу и открыла сумку...
- Говорят, что у безумцев или гениев мысли схожи... Кто мы? Не знаю, да это и не важно, а главное...
И она достала из сумки длинный полосатый шарф, связанный из нереально ярких, тёплых ниток.
- Желаю тебе не болеть, не простывать после таких вот прогулок под дождём.
С этими словами она накрутила шарф мне на шею, а я сидел и не мог вымолвить ни слова. Шарф уловил Галин запах и сейчас бесстыдно его расточал. Я потрогал тёплые нити и поднял глаза на Галю:
- Спасибо тебе, Галчонок! Теперь я никогда не простыну.
- Ведь это не просто шарф... - она взялась за один из разноцветных краёв – это шарф с моей меткой – и она показала маленькую птицу, вышитую на краю шарфа. Ты вот говоришь, что я на птицу похожа, свободу люблю, люблю да, может и похожа, согласна, а вот этим подарком хочу показать тебе, что я Твоя. Твоя Птица.


Vyazemsky_Artur

Только для тебя я летаю. Благодаря тебе.
- Галчонок, любимая! Спасибо!
Она села ко мне на колени и я почувствовал, что я по-настоящему счастливый человек! Очень счастливый!
... Чуть позже мы поужинали, я рассказал ей свои приключения, и мы пошли танцевать. Зал ресторана уже был почти пуст, только уставшие музыканты бренчали сами себе какую-то музыку, а, увидев нас, ожили и заиграли красивую медленную мелодию. Мы кружились по залу, оба закутанные в яркий полосатый шарф с маленькой птицей, присевшей на краешек.
Это и есть Счастье! Просто танцевать с любимым человеком, просто держать её руку в своей, сердцем чувствую, что вы удивительно подходите друг другу, что вы и есть те самые половинки одного целого. Те самые половинки, которые кто-то когда-то разделил по ошибке...
... Время плавно катилось к полуночи. Мы вышли из ресторана, держась за руки...
- Галя! Можно я провожу тебя домой?
Она шла, накинув на плечи мой пиджак.
- Ты ещё и поцелуя на прощание попросишь, да?
Она привстала на цыпочки и притянула меня к себе с помощью полосатого шарфа, согревающего мою шею.
- Да!
Нахально ответил я и поцеловал её в губы.
- Глупенький! Мы же вместе с тобой живём. У нас с тобой один дом!
Я взял её улыбающееся лицо в свои ладони и, заглянув в её удивительные голубые глаза, тихо серьёзно сказал:
- Знаешь, я уже 30 лет не могу поверить, что в моём доме, со мной, живёшь ты. Моя маленькая Птица. Моя Жена.


Vyazemsky_Artur

РУЛЕТКА
Проносящиеся машины, почему-то сигналят ей в след...
Может их смущает, что она идет по белой полосе?
хм..странно..
Эта белая полоса ведет ее в новую жизнь....
Жизнь без него....
Она идет....а сигналы от машин проносятся рядом с ней, освещая ее ярким светом....
Она идет, с закрытыми глазами...
А с губ ее срываються слова:
"Я стану твоим ангелом, я буду теплом, когда ты замерзнешь, я буду лучиком света,
когда заблудишься...Я буду твоим ангелом....."
Она играет в игру"Русская рулетка"...
Она идет....
Глаза ее закрыты...
Вот он сидит рядом с ней, держит ее руку...а сердце ее прыгает в груди..
Вот он катает ее на спине...А она смееться как ребенок...
Вот он целует ее губы...А она не может насладиться их вкусом, прося еще и еще..
Вот она видит его в обнимку с другой девушкой...И понимает насколько она ничтожна...
Вот она видит его смущенное лицо....и понимает, что потеряла его...
А машины продолжают проезжать мимо, оставляя за собой только звук "пиииииииииииппппппп"...
А губы шепчут:
"Я стану твоим ангелом, я буду теплом, когда ты замерзнешь, я буду лучиком света,
когда заблудишься...Я буду твоим ангелом....."
Игра продолжается.....
А он лежит в своей кровати и мирно спит...
Она играет.....
А глаза крепко сжаты...
И губы шепчут..."Я стану твоим ангелом, я буду..."
Звук тормозов, глухой удар...
Ее желание исполнилось в 01:15:30
Игра закончена...


Vyazemsky_Artur

Привет РОМАШКИ
Младший брат заглянул в ее комнату. Вот еще, любопытный тип.
- Опять на вокзал пойдешь завтра? – спросил он ее.
- Не твое дело и нечего следить за мной. Иди спать, поздно уже. – все это она сказала, не отрывая взгляд от мелкого рисунка.
- А ты не воняй своим лаком.
- Иди уже себе, и вонять не будет.
- Не пойду, ты тоже не спишь!
- Маааам! Скажи ему!
И закрыла дверь в свою комнату. Не до того ей, а если он такой умный, то пусть математику делает сам. Через минуту она убрала флакон с глаз долой и наклеила марки на приготовленный конверт. На языке остался сладковатый привкус, который щекотал и дразнился. Конверт она отвезет в соседний поселок, чтобы опустить в синий почтовый ящик. Это было как волшебство – отправлять себе письма.
На следующий день, в четверг, Настя проснулась раньше, чем обычно, подождала, пока сон ушел, как вода во время отлива, прислушалась к звукам на кухне – мама готовит что-то вкусное. Вытянула руки вверх и зажмурилась, зевая.
До вокзала было сорок минут ходьбы, но разве это много, это глупые пустяки. Взяла кусочек пирога с яблоками, шла и откусывала его на ходу, стараясь не запачкать ногти, которые рисовала вчера целый вечер в свете настольной лампы.
Почту в поселок привозил приятный молодой человек на велосипеде. По четвергам он подьезжал к зданию железнодорожного вокзала, который служил местным почтовым отделением, перекидывал одну ногу через сиденье велосипеда и останавливался, чтобы поправить сумку на плече.
А она уже стояла возле входа, как месяц назад, когда увидела его в первый раз. Чуть не столкнула его тогда, выбежав из двери на улицу, махая рукой Машке, которую заметила через окно.
- Ух-ты, черт! Ушиблась? – в темных глазах сверкал интерес и он совсем не сердился, поднимая разбросанные газеты.
Настя больно ударилась ногой о велосипед и он растирал ушибленное место, отведя ее в сторонку. Она смущалась, потому что боль уже ушла, а она молчала, не останавливала его руку, смотрела вниз. Такие длинные сильные пальцы, не отпускай, пусть так и будет. Пусть тепло поднимается вверх, под платье, никто не узнает. Когда он закончил, она сказала «спасибо» и быстро ушла.
В следующий раз он привез ей полевые ромашки вместе с конвертом, она смутилась случайного касания рук, опустила глаза, делая вид, что вдыхает запах, испачкала нос в желтой пыльце, от чего он потом смеялся и говорил ей что-то приятное. Внутри поворачивались какие-то маленькие рычажки, его голос входил в нее через сплетенные пальцы, как ключ в замочную скважину.
Прошла еще неделя сладких мучительных ожиданий и снова четверг, она стоит возле здания вокзала, такая худенькая, в простом платье, на фоне белой стены вокзала, и смотрит вдаль на дорогу, прикрывая глаза и веснушки от солнца. Ей так хотелось, чтобы он взял ее за руку, гулять через поле, далеко-далеко, срывать цветы, смотреть вместе на небо, примяв спиной густую траву, слушать, как стучит у него в груди. Так близко – всего несколько сантиметров, от сердца до сердца. О чем он сейчас думает?
Увидела вдалеке велосипед, сделала вид, что совсем не смотрит в ту сторону, а сама тайком улыбалась. За пять минут до счастья.


Vyazemsky_Artur

Между небом и землей
– Ну вот, а я все-таки смогла, – сказала вслух Юля и посмотрела вниз, держась руками за оградку по периметру крыши.
В городе, где жила Юлиана, построили новое здание. Признаться довольно странное и загадочное. Двадцатисемиэтажное здание построили три месяца назад, но жильцов почему-то так и не заселили. Зато, многоэтажку огородили высоким железным забором в радиусе всего 10 метров. На входе поставили два здоровенных амбала, так сказать люди в черном с бицепсами вместо мозгов. Но юную девушку они абсолютно не волновали. Юля была уверена, что она обязательно покорит двадцатисемиэтажную высоту. Оказалось, что перелезть через забор очень даже просто. Очутившись внутри здания, девушка очень удивилась: в светлом помещении не было ни одной комнаты, только посредине стояла черная круговая лестница, ведущая наверх… ведущая к мечте…
Три года назад, когда умер самый близкий человек, с которым Юля жила на протяжении четырнадцати лет, у нее появилось странное увлечение – она любила стоять на краю шестнадцатиэтажки (на тот момент самое высокое здание в городе) и чувствовать себя одной на планете. Только она, ветер и высота… Это хобби было трудновыполнимым, т.к. после смерти дедушки у нее никого не осталось, и ее определили в детдом. Но Юля воспитывалась боевым офицером, который приучил ее никогда не сдаваться. И раз в две недели ей все-таки удавалось вырваться «на свободу».– Да… разница в одиннадцать этажей заметна…– отметила про себя девушка, она очень хотела перелезть за оградку, но тем не менее еще больше она боялась туда лезть. Юля не привыкла сдаваться, и поэтому желание доказать самой себе, что она может пересилило страх. Еще раз, посмотрев вниз, она перекинула ногу через перилла, затем вторую, и вот она уже за ней. Осталась самая малость – повернуться лицом к ветру. Ее пальцы крепко сжали железную ограду, левая рука молниеносно оторвалась от нее, и также быстро Юля развернулась на 180 градусов. И вот она на краю… Между небом и землей…
Ветер нежно дул ей в лицо и раздувал золотистые пряди, он радовался вместе с ней, вместе с ней разделял ее радость о маленькой победе над собой… Как бы ей хотелось сейчас забыться, раствориться в воздухе вместе со своими земными проблемами, но, к сожалению, боль, которая жила в ее сердце не покинула ее даже на высоте 100 метров…
События недавних дней стали мелькать перед ее глазами, как вырезанные кадры из старых фильмов… все в черно-белом цвете. Немое кино. Но для нее слова были бессмысленны и не нужны. Она помнила каждый час, каждую минуту, каждую секунду того дня, злополучного дня, дня ее семнадцатилетия. Она помнит, как она уговаривала Эмму Вячеславовну, чтобы та отпустила ее с друзьями на озеро. И она помнит, как Эмма Вячеславовна отпустила ее, потому что Юля никого из детдомовцев не приглашала. В детдоме она всегда была чужой, да она и не стремилась влиться в коллектив. Она чувствовала на себе завистливые взгляды, ведь после того, как ей исполниться 18, и она покинет детдом, у нее уже будет не просто комната, а трехкомнатная квартира в центре, оставшаяся по наследству. Она имела больше свободы, т.к. отец ее подруги был спонсором этого детдома. Ей завидовали… и зависть это была совсем не белая… Она помнит, как просила своего лучшего друга детства Андрея взять с собой свою девушку, с которой он уже встречался три месяца, но которую Юля еще ни разу не видела. Она помнит. И эти кадры ей не вырезать и не выкинуть из головы, как старую пленку…
Она помнит, как чудесно начинался тот день, день ее рождения, день, который должен дарить радость… Все веселились, танцевали, купались, загорали, поздравляли ее. Юля была в восторге от выбора Андрея, Алена была симпатичной, энергичной и жизнерадостной девушкой. Была…
Все мальчишки пошли играть в футбол на другой пляж, а девчонки остались. Андрей в шутку погрозил пальцем Юльке и сказал, чтобы она следила за его Аленкой. Она в ответ улыбнулась и сказала, что все будет хорошо. Она пообещала ему… что все будет хорошо… Юля разговаривала с подругой, когда кто-то закричал: «Помогите!!!». Она бросилась к берегу,


Vyazemsky_Artur

й хватило и секунды, чтобы понять, что в воде Алена. Ни на секунду, не задумываясь, она бросилась спасать ее.
Алена лежала бездыханна ну руках именинницы. Юлиана опоздала, она не успела. Озеро было диким, поэтому ни а какой профессиональной помощи речи быть не могло. Юля не смогла откачать Алену. Она не смогла спасти девушку, которая так сильно любила жизнь… Девушка, которую так сильно любил Андрей, умерла на ее руках…
Она помнит, как Андрей молча обнимал тело Алены, слезы текли из его глаз. Она впервые видела, как он плакал. Она помнит, как его глаза, наполненные слезами, смотрели на нее. Помнит, как скорая помощь погрузило тело в машину. Помнит, как он просился вместе с ними, но его не взяли. Скорая увезла его Алену… увезла навсегда.
На этом кадры обрывались, а вместо последней картинки надпись: «ПРОДОЛЖНИЕ СЛЕДУЕТ…».
Ветер усилился. Из ее глаз потекли слезы, они стекали по щекам и, не долетав до земли, испарялись в воздухе… В ее голове верталась только одна мысль: «Зачем и для чего я живу на этом свете?». Одно радовало, она знала ответ. Знала. Она должна помочь Андрею остаться самим собой. Она должна помочь ему не потухнуть в этом мире. Ее тело охватила дрожь, голова закружилась от мыслей, а дрожащий голос закричал:
– Прости! Прости!! ПРОСТИ!!!
Она закричала, так громко, что кто-то внизу услышал ее и закричал в ответ:
– СТОЙ!!!
Голос был настолько знакомым и близким, что она поняла, что это Андрей. На радостях она подняла руки кверху и начала махать Андрею:
– АНДРЕЙ!!! ПРОСТИ МЕНЯ!!! ……… Нога соскользнула, и девушка полетела вниз. 27 этаж. На секунду Юля закрыла глаза, но затем быстро открыла. Она видела, как она приближалась к земле. Видела фигурку Андрея, который что-то кричал. Юле казалось, что она летела целую вечность. Но вот голос Андрея стал ясным, и она поняла, что он прощает ее. ПРОЩАЕТ!!!
Яркий свет в глаза, и она снова летит. Летит на свет… Она понимает, что летит она вниз, а не наоборот… Рядом с ней летит Аленка. Жизнерадостная и веселая Аленка. Та же Аленка, только с нимбом на голове… Юлька хочет столько всего сказать, но Аленка, улыбнувшись, сказала:
– Молчи. Я все знаю. Сделай то, что должна сделать. Помоги ему…

Скорая, больница, хирурги, операция, лекарства… цветы на тумбочке… Андрей рядом… и новая жизнь…


Vyazemsky_Artur

куда приводят мечты

Чуть тронутые загаром ноги опустились на холодные ступеньки, которые отделяли Ее от балкона. По привычке, усевшись на них и нащупав рукой пепельницу, Она задумалась. «Будь просто сама собой», - подумала Она про себя и, слушая шум проезжающих машин, закурила. «Нет, все же есть такие мечты, которые не хотят сбываться, как бы мы к ним не стремились. Мы любим, мечтаем, желаем, спим на 15 минут дольше, лишь бы досмотреть тот сказочный сон и так не хотим открывать глаза, чтобы вернуться в реальность. Мы счастливы там, но так одиноки тут. Там у нас есть все. Там воплощаются в мнимую реальность наши самые сокровенные мечты. А что у нас есть тут? Работа, ненужные друзья, надоедливые родственники и обязанности, которые тяготят? Да, я хочу туда… я хочу лишь туда». Там Она была сама собой, делала, что хотела и улыбалась всему, что радовало. Она не боялась показать свое «Я», раскрыться и впустить. Она не боялась, что ее осудят или сочтут за сумасшедшую. Она знала, что там ее могут понять, полюбить и… «А ведь после «и» никогда не бывало ничего больше. Опять надо что-то менять? Что-то ломать, рушить, сносить, переделывать? Не хочу. Я устала. Я выдохлась. Мне надоело. Надоело подстраиваться под обстоятельства. Надоело ломать то, что внутри себя, лишь бы другим было хорошо и комфортно. Мне надоело все то, что меня окружает, вся та повседневность, которая лишь медленно душит. Я хочу, чтобы все было по-другому. Но я не знаю, как это сделать. А может и знаю, но больше не найду в себе сил, чтобы опять все изменить. Не смогу. Я неудачница». Грустные мысли все чаще и чаще стали закрадываться в Ее голову и овладевать Ее сознаньем. «Может, это помутнение рассудка? Может, я стала сумасшедшей? Я живу в своих мечтах. А после них я разочаровываюсь, с каждым днем все больше и больше, в своей реальности». Не по-летнему холодный ветер теребил Ее короткие волосы, вокруг зажигались фонари, а редкие прохожие выгуливали своих собак и кутались в кофты. «А я ведь стремилась совершенно не к этому. И ждала я не этого. В моих мечтах все было иначе». Когда-то, пару лет назад, Она потеряла все то, что у Нее было. Мир рухнул за неделю на Ее глазах, а ЕЕ счастье пробежало у Нее перед носом. Она лишь грустно посмотрела ему вслед, попинала кончиком кроссовка остатки Своего сказочного мирка и ушла, не оглядываясь назад. «Ну, почему, почему все так? Почему все произошло именно сейчас и со мной, а мой маленький мир опять рушится?», - тоскливо подумала Она и с Ее губ слетел сизый дым. Порой Она занималась саможалением, хоть и не хотела в этом никому признаваться, даже себе. «Все происходит не так, как я задумала. Что-то мешает», - Она проводила взглядом яркую иномарку и на секунду отвлеклась от своих мыслей. Ее окружало лето, лето, которого Она так долго ждала, на которое Она возлагала, наверное, слишком много надеж и то лето, в которое Она хотела воплотить все свои самые заветные желания. «Моя жизнь – сплошное разочарование. А может, может это моя вина? Может, я приложила недостаточно усилий для того, чтобы все было так, как я хотела? Нет, ну нельзя же все вечно валить на обстоятельства», - Она поморщила нос и, увидев между балконных перил соседей, быстро спрятала тлеющую сигарету. «Здрассть…», - чуть слышно проговорила она и кивнула головой. Сигарета обожгла пальцы. Она мгновенно ее выкинула, и шумно дуя на обожженный палец, достала другой рукой еще одну сигарету и закурила. «Так, а может пора просто брать себя в руки и начинать действовать? Ну да, быть может, и в этот раз все выйдет иначе и за действиями опять последует глубокое разочарование в жизни, ненависть к себе и глубокая депрессия, но, но ведь попытка не пытка, так? А действие всегда было лучше просиживание задницы на диване… на диване или холодной ступеньки балкона», - улыбнулась уголками губ и поправила привычным жестом выбившие из-за уха волосы. «Попробую еще раз. Все же меня за это никто не отругает и никто не накажет. И ведь моя жизнь лишь в моих руках. Ах, как часто я говорила всем, что мы можем делать со своей жизнью все, что хотим. Главное вцепиться в ее горло и гнуть под пра


Vyazemsky_Artur

Главное вцепиться в ее горло и гнуть под правильным углом», - вздохнула Она и тут же злобно добавила, - «Вот только хорошо бы еще угол выбрать правильный». Она обернулась на шорох и погладила по голове кошку. «Все. Решено. Я попробую. Еще один раз. Еще одна попытка. Людям свойственно делать ошибки, но только дураки не делают из них соответствующих выводов. Может на этот раз у меня все получится?» Она подняла голову вверх и улыбнулась нежно-голубому небу с туманными розовыми разводами, поймала взглядом заходящее солнце и затушила в пепельнице сигарету. Встала и, остановившись у двери и обернувшись, прошептала: «Кто бы знал, в какую жопу нас могут завести нас наши же мечты. Несбыточные мечты и надежды». Она улыбнулась еще раз, только уже сама себе и громко сказала: «Но у меня все непременно получится».


Vyazemsky_Artur

"Если твой Ангел умирает"

Жаркий летний день близился к концу. Ветер нежно обнимал зелёную листву, солнце таяло в оранжевом закате. Последние лучики скользнули по серым улицам города и скрылись за горизонтом. На небе загорелась первая звезда.
…Молодая пара сидела на крыше одного из домов. Их глаза искрились любовью друг к другу. Они сидели молча, не выронив и слова, просто наблюдали за «светлыми огоньками» на «тёмном ковре». Слова, влюблённым они не нужны, достаточно слышать, как бьётся сердце самого дорого тебе человека, бьётся в такт твоим. Тем не менее, парень заговорил
- Я хочу тебе что-то сказать, только не смейся, пожалуйста. Может это и смешно, по-детски глупо, но я верю… - он обнял девушку
-Ну, говори, чего же ты вдруг замолчал? – на её лице появилась озорная улыбка
-… Я верю, что у каждого человека есть свой ангел, который помогает ему пройти по жизни. Он приносит свет туда, где темно, закрывает своими лебедиными крыльями от опасностей и подаёт руку, если ты все же падаешь. Он – твой хранитель...
-Ты, такой милый, - девушка перебила парня, что бы поцеловать его, - за это я тебя и люблю. А за тем, минутку помолчав, спросила:
- А что, если твой ангел умирает, что тогда?
- Посмотри на небо. Видишь вон ту, падающею звезду? – рука парня указала на летящий огонёк.
-Да, красиво, - девушка умилялась картиной, представшей перед её глазами
Это – ангел, потерявший свои крылья. Он летит навстречу смерти, падает и гибнет. Когда умирает ангел – здесь, на земле, зарождается новая жизнь. Но, человек, которого он опекал, остаётся беззащитным и вскоре тоже погибает...
Девушке стало, как-то не по себе, она хотела спросить ещё многое, но почему-то боялась это сделать. Наконец, она решила, что стоит сменить бстановку и заодно тему для разговора, а может и не только.
-Пойдём в дом, мне холодно. Согрей меня, - она лукаво улыбнулась и потащила парня в квартиру.
Прошло почти 2 недели, девушка забыла про тот разговор на крыше. Была такая же красивая звездная ночь. Они возвращались с прогулки. Вокруг не было ни одного человека. Тихо и красиво. Вот и их дом. Осталось только перейти дорогу..
Вдруг из-за угла вылетела машина. Она неслась на бешенной скорости. Водитель даже не заметил их. Девушка почувствовала толчок и упала на тротуар. Сразу же поднявшись, она увидела то, что ранило её намного больше, нежели удар об асфальт, парень лежал на дороге, а возле него собралась лужица крови. Она подбежала к нему.
-Потерпи, я сейчас вызову скорую, - судорожно кричала девушка.
Ничего…-он улыбнулся, - посмотри на небо. - Видишь, звезда падает. Это мой ангел, он умер, - глаза парня закрылись навсегда


Vyazemsky_Artur

ДОРОГА В НИКУДА
Ты что, никогда раньше не изменял жене?
Он пожимает плечами. Я лежу у него на груди и слышу, как ровно бьется его сердце.
– Это ж надо, какой мне попался положительный мужчина.
– Ага, положил тебя через неделю после начала романа.
- Ну, по современным стандартам это даже не так чтобы быстро...
Я беру пачку сигарет, щелкаю зажигалкой.
- Тебя не раздражает, что я курю в постели?
- Что бы подумала моя мама, увидев меня с сигаретой в кровати, - сказала пятнадцатилетняя Жаннет, лежа между Пьером и Виктором.
Хмыкаю.
- Мне уже давно не пятнадцать, если ты не заметил.
– Я чту уголовный кодекс.
– Бендер ты мой... Знаешь, я когда тебя увидела, сразу подумала: Остап Сулейманович.
– В исполнении Миронова?
– В исполнении Антона Стая. Послушай, ну скажи честно, Стай – это твоя настоящая фамилия?
– Это урезанная фамилия Стайкин. После войны была неразбериха с документами, дед получил паспорт с этим имечком. Ты у всех мужчин в постели выясняешь подробности их биографии?
- У меня не такой большой опыт, чтобы говорить о всех. А у тебя было много женщин?
– Я не отношусь к тем, кто любовно коллекционирует свои победы.
– А все-таки?
Он молчит. Глядя ему в лицо, в очередной раз пытаюсь понять, к какому типу мужчин относится этот случайно - не случайный человек.
Не кобель. Однозначно. Вот на таких я насмотрелась за свою жизнь предостаточно. Вначале, по наивности, принимала их слова за чистую монету. Мудрость, конечно, приходит с годами. Может быть, много лет спустя, я признаюсь сама себе, что и сегодня наивность моя не знает границ.
В конце концов, и первые мои опыты в постели – прямо скажем, не удачные, – были именно с такими мужчинами. Холеными самцами, уверенными и наглыми. Тебе будет со мной хорошо, как ни с кем.
Ложь. Ни первый, ни второй, ни третий мужчина не дал мне и сотой доли того, о чем я читала в книжках.
А с Антоном хорошо. С ним уютно. Он умеет делать сказку. Он умеет создавать реальность. Другую реальность, неразрывно связанную с той, где мы живем.
– Брр, холодно-то как на улице!
– А ты закрой глаза. Нет зимы. Есть ты и я. А все, что за окном – наша выдумка.
Это один из наших ранних диалогов. В первый день, когда мы начали встречаться.
Сейчас, лежа у него на груди и сладко жмурясь, когда он перебирает мои волосы, вспоминаю, как он коснулся меня в первый раз. Я сидела на ступеньках факультета и упорно пыталась выучить очередную муть. Он подошел ко мне и положил руки на плечи. У него гибкие, сильные пальцы. И массаж он делает естественно. Просто увидел, что я сутулюсь, решил размять мне спину. Без всяких задних мыслей.
Бог ты мой, как же мне хорошо под его руками... Но это я уже понимаю потом, когда он отходит в сторону. Девчонки смотрят на меня с откровенной завистью. Он достаточно известен у себя на факультете, хоть и закончил его лет пять назад. Его до сих пор помнят. Неординарная личность, прямо скажем. Мало кто способен, например, устроить дуэль на игрушечных пистолетах.
Именно так он отбил меня у Дениса. Классически. Не напрягаясь. Стильно.
Денис появился в моей жизни спонтанно, как и многие. Впрочем, сама нарвалась.
– Алла, будь человеком, помоги сделать соцопрос.
Это Вика, подружка, соседка по съемной квартире. Ну как не помочь человеку?!
– Ладно, Бог с тобой. Давай свою анкету. Кого тебе надо в жертву принести?
– А вон, видишь, припанкованный такой сидит?
Брать интервью в библиотеке – это, кончено, номер еще тот. Ну да ладно.
– Простите, мы делаем соцопрос, можно отвлечь вас на минуту?
М-да... панк, читающий Сартра – это что-то. Наверное, он с философского. А впрочем, наше высшее усредненное образование заставляет изучать философию каждого. Инженер без знания высказываний Сократа – это, знаете ли, моветон...
Молодой человек с серьгой в ухе, стрижкой ужас на крыльях ночи и в майке Король и Шут оценивающе на меня смотрит. Конечно же... Будь я на пару десятков лет старше и не такая смазливая,


Vyazemsky_Artur

сразу бы дал от ворот поворот.
– Ну, давайте...
Денис. Насчет образования не угадала. Он историк. Двадцать один год, на пару лет с небольшим меня старше. Отвечает немного снисходительно, как бы устало. Ну да, конечно же, он гитарист, звезда, оригинал, на таких девочки должны вешаться. Тем более, стиль опять же...
Очень приятно, Денис. Как меня зовут? Ой, а это обязательно? Ха-ха-ха... Ну, хорошо, Алла. Что, и телефончик дать? Вот так сразу? Ну, записывайте. Только учтите: это не мой личный, я снимаю квартиру. У нас хозяйка строгая. Позвонить сегодня? Ну, хорошо, я подумаю... Всего хорошего, пока-пока!
Денису повезло, что я просто не успела завести себе здесь молодого человека. Просто после Леонида я зареклась иметь парней в другом городе. А мотаясь туда-обратно, сильно не разгуляешься. Полтора месяца сессии – не лучший вариант для заведения романов. Впрочем, на безрыбье и рак рыба.
Леня... Моя большая ошибка. Очень большая. Слезы опять наворачиваются на глаза. Нет! Нет! Нет! Я же обещала, что буду сильной! И никогда не поступлю так...
И тут жизнь столкнула нас лоб в лоб со Стаем...
Интересно, как он раньше меня не замечал? Ведь появился он вместе с Никитой еще во время моего поступления в универ, полтора года назад. Ангел-хранитель местного масштаба.
– Народ, знакомьтесь, это Стай! – Никита, как обычно, сияет улыбкой до ушей.
Народ смотрит на Стая настороженно. В отличие от нашей сдающей братии, он одет строго и со вкусом. Это уже потом мы узнаем, что он работает в серьезной структуре, что его корочки открывают многие двери. Впрочем, он не кичится этим. Он легок. А когда у него в руках появляется гитара, все замолкают. Потому что нет песни, которую бы он не знал.
– А битлов слабо? – Подкалывает его кто-то из наших.
– Конкретнее, юноша, – оживляется Стай. – Альбом, год, песня?
И пошло-поехало. Girl, She loves you, бессмертная Yesrerday, Желтая подлодка.... Эх-х, умеет завести парень! Полчаса битлов без перерыва – не баран начхал.
– Стай, а ты правда работаешь ТАМ? – Спрашивает кто-то из наших, делая жест в сторону белого здания с ажурными окнами.
Он только усмехается.
– А разница есть?
Потом он появляется вместе с Никитой время от времени, иногда без гитары, но зато постоянно с хорошим настроением. И делится им со всеми.
– Добрый день, Антон!
Это преподавательница немецкого. Так мы узнаем настоящее имя Стая.
– Guten tag! – Приподнимается он, откладывает гитару в сторону и начинает трепаться с ней о чем-то по-немецки. Госпожа Здряева, гроза студентов, заливисто хохочет какой-то его шутке.
– Что вы здесь делаете, Антон?
– Да вот, поддерживаю морально студентов.
– О! Господа, у вас очень сильный ангел-хранитель, – многозначительно улыбается Здряева и исчезает в коридоре.
– Стай, так ты какой язык учил? – Впервые обращаюсь к нему я.
– Здесь – немецкий, – улыбается он. – В школе – английский. Мне вообще языки легко даются.
Да, теперь я это знаю хорошо. Ведь это ты гонял меня по английским неправильным глаголам до посинения.
– Еще раз! Давай еще раз! Do-did-done, go-went-gone, meet-met-met.
– Стай, я устала, я уже не могу!
– Ничего. Тяжело в лечении, легко в раю. Поехали! Глагол сказать!
– Э-э... Ну.. say.
– Все три формы!
– Say, said, said, кажется...
– Молодец! Ты все можешь! Я в тебя верю!
Он настойчив. До безобразия. И когда он посмотрел на меня впервые как на женщину, когда сказал пойдем со мной, я поняла, что сопротивляться – бесполезно.
– Стай, но у меня есть молодой человек, и вообще...
– Да? – Он смотрит на меня с едва заметной иронией. И я понимаю, что мои аргументы слабы и беспомощны. Что Денис выигрывает одним – молодостью. Впрочем, и Стай не старик. Ему двадцать восемь. На десять лет меня старше. Стай берет обаянием и какой-то тихой мудрой философией.
Я знаю, что он женат, и меня почему-то это не оста


Vyazemsky_Artur

Я знаю, что он женат, и меня почему-то это не останавливает.
– Стай, но почему, почему? Ведь я знаю, что у тебя есть жена, сын... И меня все равно тянет к тебе!
– Потому что я дарю тебе – романтику. Другую реальность. Там, где нет условностей.
С Денисом они пересеклись на экзамене по зарубежке. Зачем Дэн приперся в этот день – не знаю. Соскучился. Мы стоим, курим у окна. Говорить нам не о чем: у меня все мысли в древних греках. И тут его лицо каменеет. Он давно подозревал, что Стай на меня положил глаз, хотя в первый раз мы с Антоном поцеловались… ах да, всего два дня назад на тот момент. А кажется – вечность.
Мы бродили по набережной, и он рассказывал мне о разных пустяках. Вечер, звезды, река... Все располагало к романтике.
– Кстати, – вспомнил он, открывая бутылку шампанского над водой. – Ты мне обещала выпить на брудершафт. Так что, прозит!
Действительно, обещала. Глупая шутка на дружеской вечеринке, куда меня привели – я это узнаю уже потом – по его просьбе. Дурачась, показала ему язык и тут же получила в ответ реплику: Это что, намек на поцелуй? Хорошо, мы с тобой выпьем на брудершафт. Как-нибудь потом.
– Конечно же, Стай. Обязательно! Ха-ха-ха...
Я не знала тогда, что он выполняет все свои обещания. Даже сказанные несерьезным тоном.
Первое касание губ даже где-то невинно. А уже потом, полчаса и сотню поцелуев спустя, во мне просыпается запоздалое раскаяние и я шепчу: Вообще-то, я с женатыми мужчинами не целуюсь.
– Я заметил, – улыбается он, закрывая мне рот горячими губами на февральском морозе.
Эти воспоминания мелькают передо мной, как кадры кино.
Стай подходит к нам, улыбается Дэну, чмокает меня в щеку.
– Ну что, страдалица? Как там поживают Одиссей с Гераклом?
Откуда-то из воздуха передо мной появляется ярко-алая роза. Февральские розы. Боже мой, я поднимаю глаза и понимаю, что пропадаю, пропадаю, пропадаю...
Денис пытается что-то вякнуть, он еще пыжится, он знает, что проигрывает, но Стай спокоен и тверд. Он идет напролом, как танк.
– Дуэль, молодой человек? Никита, будь другом, сбегай через дорогу, там в детских товарах купи нам пару пистолетов с присосками.
Народ ржет. Денис наливается краской. Никита возвращается через пять минут.
– Джентльмены, вы будете стреляться в коридоре или в на улице?
Стай знает, как навязать свои правила игры. Он умышленно становится против солнца, давая своему сопернику преимущество.
– Теперь сходитесь! – Фальшиво поет Никита. Да уж, Онегин и Ленский...
И тут я понимаю, что отчаянно хочу НЕОБХОДИМОГО результата. Я по-настоящему волнуюсь только за ОДНОГО из этих двоих. Я хочу, чтобы Денис промахнулся.
Но он стреляет первым, и попадает. Стай картинно сползает по стене.
– Что здесь происходит? – В коридоре появляется Ольга Львовна Кернич. Это ей мы сейчас будем сдавать экзамен.
Покойник Стай вещает с закрытыми газами:
– Ой, только не говорите, чтоб вам было бы неприятно, если б из-за вас стрелялись мужчины. Пусть даже на игрушечных пистолетах.
– Антон, ты все такой же...
– Буду умирать и зубоскалить, я знаю. – Он поворачивается ко мне. – Нет, ну что за дамы пошли, а? Тут меня убили, а она даже не сделала вид, что пригорюнилась.
Вскочив, Стай галантно подает руку Кернич.
– Ольга Львовна, позвольте угостить вас кофе. Все равно до экзамена еще время есть.
Она мнется мгновение, а потом спускается с ним вниз, в бар. До нас доносится ее голос:
– Антон, Антон, ты же солидный человек, работаешь в таком заведении, надо стиль соблюдать!
– А я его и соблюдаю. С точностью до наоборот.
Денис подходит ко мне, он хочет сказать что-то, но я его останавливаю ладонью.
– Все. Прости, но все.
– Алла, ты чего?
– Я сказала – все.
И потом, после экзамена, я бегу на встречу к Антону и не знаю, убить его готова или наоборот – зацеловать до смерти. Он стоит без шапки, и мягкий снег ложится ему на волосы холодной сединой. Я понимаю, что сейчас мир сойдет с ума, и я вместе с ним...
Мы заходим в какую-то квартиру


Vyazemsky_Artur

Мы заходим в какую-то квартиру. Позже я узнаю, что тут живут его родственники, но сегодня их дома не будет. И теперь дороги назад у меня нет. А впрочем, нужна ли эта дорога?
Попрощавшись со своими моральными устоями, я таю в его руках.
– Все, давай остановимся, – неожиданно отстраняется он. – Добром это не кончится. Я не хочу тебя соблазнять сейчас. Не люблю торопиться.
– Почему?

Вопрос выпрыгивает из меня, прежде чем я понимаю, какую плотину рушу одним словом. Стай пристально смотрит мне в глаза. Этот взгляд осязаем. Я просто чувствую, как он пронизывает меня насквозь.
... И наверное, поэтому я не ощущаю, как он начинает раздевать меня. Уверенно и нежно. А потом остаемся только мы двое наедине с нашей страстью.
Будто со стороны я слышу свое невнятное бормотание по поводу того, что не особо искушена в сексе, и краснею, потому что понимаю, что говорю глупости, и тут же на меня водопадом обрушивается нега и томление, когда он обнимает меня и на мгновение задерживается перед тем, как поцеловать меня:
– Мне не важно, сколько у тебя было мужчин. Я просто хочу, чтобы сейчас тебе было хорошо.
... И словно дурманящий туман застилает мне глаза, когда он опускает меня на кровать и начинает эту сладкую игру в безумие. И только тут я начинаю постигать, как это – получать наслаждение от каждого движения, от каждого слова, от каждого вздоха. Мои робкие стоны – я все еще боюсь, что нас услышат соседи или еще кто ненужный – становятся громче.
– Девочка моя, моя девочка... Ты изумительна. Я схожу с ума от твоей наготы, от твоих ласк, от тебя, такой родной и нежной.
И я хочу ему возразить, что не такая уж я изумительная, и что он наверняка просто хочет меня подбодрить, и что все равно у меня ничего не получится и в этот момент...
– Стай!!!
Я кричу его имя, притянув к себе, обхватив ногами, прижимаясь к нему все крепче, желая растянуть эти мгновения. И имя его – как заклинание:
– Стай, Стай, Стай....
Обжигающе горячая волна прокатывается по всему телу. Растворившись в ней, я падаю в бесконечность…
Из моих глаз текут слезы.
– Господи, я реву как дура...
– Это просто страсть. Это просто мы. Не думай ни о чем. Будь моей. Вся. Полностью.
... И снова начинается игра тел, игра губ, игра горячих и безумных слов, игра мужчины и женщины. Самая серьезная игра этого безумного мира. Разметавшись на простынях, я переживаю самые свои дерзкие фантазии, самые бесстыжие истории, прочитанные в детстве.
И все это – есть. Не выдумка писателя, не бред юнца, не хвастовство потертых мужичков. Есть настоящая жизнь. Наслаждение на грани с болью. Радость с крупицей отчаяния. Сплетение бытия и небытия.
А потом я чувствую, как по его телу пробегает дрожь, как он расслабляется и его поцелуи из страстных превращаются в благодарные.
Мы долго лежим так: я снизу, ощущая приятную тяжесть его тела, он сверху, касаясь моего лица губами. Потом он переворачивается на спину, а я кладу голову ему на грудь.
– Мы грешны, Стай...
– Разве чувство к женщине может быть грехом? Это вопрос философский, Алла. Если нам вдвоем хорошо, то все запреты и правила – условны. Или тебя волнует то, что будет дальше?
– Стай, я не маленькая девочка... Не будет никакого дальше. Еще пара-тройка встреч, потом я уеду домой, а когда вернусь на следующую сессию, ты меня уже забудешь. Вот и все... Быть твоей постоянной любовницей я не хочу, это неправильно, а семью ты не бросишь, я знаю, как ты к сыну привязан. Все закончилось, Стай. Не успев начаться. Это дорога в никуда.
Он приподнимается на локте.
– Девушка, вас зовут Кассандрой? Вы способны предсказывать будущее, но вам никто не верит? Прорицание – ваше профессия?
В его взгляде нет улыбки. Он смотрит серьезно, напряженно. Он задает вопрос без ответа. Я пытаюсь поймать ускользающую мысль, но она только дразнит меня, виляет хвостом – и исчезает где-то там, далеко... Что-то не так, что-то я упустила, мне не хватает ни слов, ни опыта, чтобы понять, где эта грань между разумом и чувством, золотая середина, где прита


Vyazemsky_Artur

золотая середина, где притаилась истина. А он все смотрит и смотрит на меня...
– Дорога в никуда, малыш, – это просто красивая фраза, – наконец произносит он. – Ты не можешь увидеть весь путь, если стоишь в самом его начале. Он петляет, он извилист, он коварен и прекрасен. Нет никакого завтра. Есть здесь и сейчас. Надо сначала пройти до ближайшего поворота, чтобы понять, а куда идти дальше. И с кем. Вся наша жизнь, если задуматься – это дорога в никуда. Но это не значит, что мы должны ложиться в пыль, не успев сделать первый шаг. С точки зрения морали мы поступаем неправильно. С точки зрения нашего внутреннего мира, где есть только ты и я, мы только начинаем движение. И мы готовы набить шишки на том пути, где ошибались сотни до нас. И мы ошибемся. Быть может...
Мне нечего сказать ему в ответ. А ночью, проснувшись и не найдя его рядом, и вспомнив, что сплю не у него дома, я буду снова и снова прокручивать в голове эту фразу – сначала надо пройти до ближайшего поворота. И понимать, почему делают глупости даже самые мудрые женщины.
И верить, что даже совершив ошибку, я не раскаюсь...


Vyazemsky_Artur

Только она могла смотреть на меня так, только она...
Ее глаза излучали столько нежности и любви и, вместе с тем, ненависти и бесконечной злобы, сколько не видел ни один человек, живший когда-либо на свете...
Боль...
Лишь ее лицо могло доставить мне такую боль: боль бесконечной утраты, боль от потери той частицы себя, которая помогала жить и двигаться вперед...
Только она... Только она могла попрощаться так, как прощаются навсегда...
Грусть...
Я никогда не видел ее глаз настолько печальными. Она смотрела на меня, как смотрят, уходя навсегда. Я не мог сдерживать эмоций. Я без перерыва бубнил, говорил ей что-то... много всего, но она словно не слышала ни слова - она просто стояла и смотрела на меня своими грустными глазами, любя и ненавидя меня всем сердцем...
- Я люблю тебя, слышишь? Я ВСЕ ЕЩЕ ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!
...
- Очень жаль...
Она скрылась за закрывающимися дверьми лифта, и исчезла навсегда, как синяя птица, плавно и грациозно махая крыльями.
Только она могла сказать эту фразу так... Ее голос, словно голос едва успокоившейся от слез и рева маленькой девочки, проник мне в самую душу, заставив выпустить маленькую, едва заметную слезинку из правого глаза. А когда двери закрылись до конца, и лифт стал плавно опускаться, я, не выдержав, упал на колени и долго-долго рыдал, прикрыв лицо руками.

И уже не сосчитать, сколько лет прошло с тех пор, но до сих пор длинными темными вечерами я вслушиваюсь в звуки, доносящиеся из коридора, в надежде услышать там ее шаги...


Vyazemsky_Artur

*******************
Любимая я не могу забыть запах твоих волос….твои волосы пахли яблоками… как я любил целовать тяжелые черные непослушные прядки … я любил мыть тебе голову… а ты дурачилась и пачкала меня пеной от шампуня… а помнишь, однажды я прямо в одежде свалился к тебе в ванну? ты смеялась… твой смех… звонкий и раскатистый… я отдал бы все, чтобы вновь его услышать… Увидеть твои глаза… и утонуть в их хрустальной чистоте… голубые почти прозрачные… они были смыслом моей жизни…
Я полюбил твоего кота… иногда я стискиваю его в объятиях, закрываю глаза…и представляю, что это ты…
А помнишь однажды летом, когда ты болела, я привез в нашу крошечную Московскую квартирку козу, помнишь,, как мы бегали за ней по всей квартире и не могли поймать, а потом доили, привязав к батарее моим галстуком… да я тебе тогда соврал, у меня нет никакой Бабы Маши, я взял ее в аренду за две бутылки водки в Подмосковье.
В то лето мы с тобой ездили на море…поздними вечерами мы любили лежать на перевернутых рыболовецких лодках на побережье, слушать ласковый шепот моря, смотреть на звездное небо и мечтать… мечтать… Помню, как однажды ты танцевала…твоя тонкая фигурка в лунном свете, изящные движения рук и бедра, медленно колышущиеся в такт ветру и морю, сводили меня с ума. Тогда я сделал тебе предложение…
А холодными зимними вечерами, когда ты, уставшая и замерзшая, возвращалась с работы, я любил согревать твои ладошки своим дыханьем…поить тебя чаем с малиной…любил чувствовать тяжесть твоей головки у себя на плече… любил, когда ты засыпала в моих объятиях…
Любимая, я не могу…я просто… не мо-гу жить без тебя… Если ты умрешь…моя жизнь потеряет смысл… Каждый новый день превращается в пытку… но я не сдамся… я…я ….я …. не...не...не верю не верю врачам… я люблю тебя…слышишь…я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ…и я не позволю тебе вот так просто умереть… ты не можешь взять и просто уйти… Борись….слышишь???…БОРИСЬ!!!…….., - он закричал, - БОРИСЬ!!!…….. СЛЫШИШЬ??… БОРИСЬ!…. Его тело изогнулось и вздрогнуло и замерло…он прильнул…к ее безжизненному телу и поцеловал, прошептав на ухо: «Любимая…я… умоляю тебя…борись…».
Ее отец стоял за дверью и слушал…по его лицу текли слезы…он был…не в состоянии ни уйти, ни зайти, ошеломленный потрясающей силой любви… он даже завидовал своей дочери…ведь в его жизни никогда не было ничего подобного… Еще пять минут назад он разговаривал с врачом… и плакал от безысходности и беспомощности… Но сейчас он плакал, только потому что жалел себя…жалел, что прожил всю жизнь и никого никогда не любил…Он уже даже забыл про дочь… слушая своего зятя как постороннего рассказчика…ему казалось, что это происходит не с ним…ведь неужели он мог прожить всю жизнь и никого никогда не любить?…
Впервые за трое суток в палате наступило молчание… и постаревший еще недавно полный сил и энергии, отец наконец-то вошел в палату дочери…
- Андрюш,… ты бы поехал… домой… поспал бы… да и поесть тебе бы тоже не мешало… Я посижу с ней…
В ответ он услышал только рыдание…так плачут только раз в жизни… когда теряют единственного любимого человека…
Андрей спустился вниз, зашел в кафе…заказал кофе…еда не лезла…он сидел там опустошенный, измученный и уставший…но он не собирался сдаваться… неожиданно он почувствовал острую боль в области сердца…ему не нужны были слова… он уже знал…
Он поднялся наверх …врачи выходили с опущенными глазами… один начал что-то говорить…но Андрей…прошел мимо…он ничего не слышал…отец хотел обнять его…но посмотрев в его глаза…просто ушел… не желая оскорблять своим присутствием это чувство… эту любовь…
Он прильнул к ее телу… поцеловал… и замер… Всю ночь он приподняв ее с подушки …укачивал в своих объятиях…в тупом холодном безумии… Под утро он поцеловал ее ладошки…положил голову на ее живот…закрыл глаза и умер…
Когда умирает один лебедь, другой не может жить


Bratsilo_Katyushka

Машина стояла, припаркованная 200 метров от банка, где работала она. В ней сидели она и он, влюбленные друг в друга, счастливые, дарящие радость друг другу. Они сидели в машине уже минут пять и целовались. Целовались жадно, страстно, как будто бы в последний раз. Наконец она произнесла:
- Все, мне надо бежать. Я уже опоздала на 5минут.
- Нет, подожди, подожди ещев минутку, я не хочу отпускать тебя сейчас.
- Не могу, милый. Я опаздываю на работу. Мы же скоро увидимся. Через каких-то - она посмотрела на часы, - 8 часов. А потом, как всегда, мы будем вместе. Мы приготовим ужин вместе, а поужинав, уберем быстренько, а потом, - сказала она хитро улыбнувшись, - мы будем принадлежать друг другу, любить друг друга, наслаждаться друг другом. Итак всю ночь, пока мы - изнеможденные, не заснем в объятиях друг друга.
- Я тебе говорил, что ты - мое счастье? Я тебе говорил, что ты все то хорошее, что я имею в жизни? Я тебе говорил, что я не смогу прожить ни минуты без тебя?
- Какой ты смешной! Мне не надо этого говорить, я чувствую это, и я знаю, что ты также чувствуешь меня.
- Да, я чувствую тебя!
- Ну а теперь я побегу.
- Нет!!! Подари мне еще одну минутку. Ну хотя бы 20 секунд!
- Ты наверное хочешь, чтобы меня уволили…
- Ну конечно же нет!!!
- Ну тогда я побежала, сказала она, по-детски чмокнув его в щечку, и задорно рассмеявшись, выскочила из машины.
“О Боже, как я счастлив!”- подумал он, глядя вслед за ней. “Что я делал бы без нее? Ведь она мое ВСЕ! Спасибо тебе о Боже, что ты послал ее мне!”
А она - нежная, хрупкая, стройная, в своем легком шелковом платьеце, похожая на маленькую девочку, подбежала к дверям банка, где она работала, повернулась к нему и вcе так же по-детски, послала ему воздушный поцелуй и улыбаясь, зашла в здание. Он вздохнул, задумчиво посмотрев вслед за ней, и протянул руку к зажиганию. Вдруг он услышал страшный грохот. Грохот мощного взрыва, совсем недалеко от него. Он боялся поднять глаза, чтобы посмотреть туда, куда она зашла буквально 20 секунд назад. Слыша крики, стоны, плач, и ощущая суматоху и ажиотаж вокруг себя, он все же поднял глаза. В его глазах появились слезы и боль. Перед собой он увидел картину, которую он боялся, или скорее всего не ожидал увидеть. Беспощадное пламя вырывалось из двери и окон здания, куда зашла она. Минуту он не слышал и не видел ничего, кроме ее беззаботного улыбающегося лица, посылающего воздушный поцелуй. Но это было минуту назад, а сейчас…
Он очнулся от того, что в окно его машины постучался полицейский, прося его убрать свою машину, чтобы дать место машине скорой помощи. Он беспомощно посмотрел на полицейского и сказал:
- Она только что зашла туда.
Полицейский внимательно посмотрел на него.
- Кто она, сэр? Ваша жена? Сестра? Мать?
- Моя жизнь.
- Не понял, сер. Кто зашел туда?
- Та, которая была мне дороже жизни.
- Я очень сожалею, сэр, нам поступил аннонимный звонок, что в здание было заложено мощное взрывное устройство. По предположению, нет выживших, так как сила взрыва была…
Но он не слышал больше полицейского. Только бубнил:
- Почему я не задержал ее на 20 секунд? Почему?


Bratsilo_Katyushka

Мамуль, Ленка приехала, мы по магазинам пробежимся с ней, ты меня не теряй, я потом к ней поеду, у неё брат из Армии вернулся, гулять сегодня будем!!! – Дашка подбежала к маме и чмокнув ее в щечку поспешила уйти.
Только аккуратнее, егоза ты моя, Димке привет от меня передавай.
О’кей мамуль, всё будет хорошо, не волнуйся.
Дашка выбежала из подъезда и они вместе с Леной поехали совершать свой привычный шопинг.
Они были, подруги не разлей вода, дружили с детского сада, учились вместе в школе и теперь учатся в одном институте. У Лены был брат Димка, который отслужил в армии и вернулся. Он был хорошим парнем, с ним было очень легко общаться, и Дашка любила его как своего брата, он на год был старше девчёнок, ну, то есть Лены и Дашки.
Совершив поход по магазинам, они поехали домой, где уже было много народу, друзей и родственников, ведь все собрались по поводу возвращения Димки из армии.
Лена позвонила и дверь открыл её брат:
« ААА-А-А!!! Димка-а-а-а!!!! Ленка с визгом бросилась на шею к брату. Как я соскучилась мой родной! Какой ты стал…ОЙ!!! Такой здоровый!!! Взрослый!!! Красавец!!! Я так соскучилась »- Ленка кричала не умолкая и целовала Димку то в одну, то в другую щёку. Когда Ленкины авации смокли, она зашла домой и Дашке удалось поздороваться с Димкой.
Привет Димочка! Правда какой ты стал, ты так изменился! – Дашка смотрела на него с восхищением, хлопая глазками.
Здравствуй Дашка. Да и ты вон какая красавица. Молодец! Очень хорошо выглядишь. Женихов наверное, целый отряд? Ладно, успеем ещё поболтать, пойдём за стол, все уже выпить хотят наверное. - С улыбкой говорил Димка.
Дашка смотрела на него, не отрывая глаз, и никак не могла понять, почему ей так сильно хочется на него смотреть. Дима, был очень интересным парнем, он был красив. Его кожа была смуглая и очень гладкая, волосы чёрные а глаза тёмно голубого цвета. Девчёнки постоянно не давали ему прохода, начиная с детского сада. А Дашка всегда относилась к нему как брату. Но почему то сейчас она смотрела на него совсем другими глазами.
Дашка была, тоже очень красивой девчёнкой. У неё была великолепная фигура, длинные светлые волосы и зелёные, как у кошки глазки. Дашку все очень любили. Она - жизнерадостный человечек, очень добрая и ласковая девочка.
Гости сидели за столом, кто то уже танцевал. Всё расспрашивали Димку, как и что было в армии. А Дашка, всё так же сидела и рассматривала его. Когда он улыбался в её сторону, у неё аж дух захватывало. И она, неожиданно, поймала себя на мысли, что она ВЛЮБИЛАСЬ!!!
На следующий день они компанией отправились в парк отдыха. Димка со своими друзьями и Лена с Дашкой. Было очень весело. А вечером, когда все собрались домой, Дима пошёл провожать нашу Дашку до дома. У них завязался разговор.
« Знаешь, Дашка, а ведь я по тебе скучал »- начал Димка.
« Я постоянно думал о тебе, думал как ты, с кем ты, как твои дела, чем ты занимаешься, о чём думаешь, как твоё настроение…» - продолжал он.
Дашка слушала его и у неё от его слов в по телу бегали приятные мурашки.
« Ты всегда была мне очень дорога, и когда я уходил в армию, помнишь, что я сказал тебе? Я сказал, что я буду ждать от тебя писем, буду скучать по нашему общению и многое что ещё. Но я не сказал тогда, самого главного. Я люблю тебя Дашка!»
В груди у неё всё перевернулось, когда она услышала его последнюю фразу.
« Любишь??? Как??? Почему ты не сказал??? И ты всё это время молчал???»
« Я решил для себя, что не стоит говорить тебе это до армии. А после армии, если я приду, и ты будешь свободной, я скажу тебе. Я не хотел обременять тебя, не хотел, чтобы ты ждала и лишена полной свободы в общении с другими парнями. Ведь ты молодая и мало ли кого ты полюбила бы…»
« Димочка, я вчера, когда увидела тебя, поняла, что ты для меня теперь не просто брат, как я тебя до этого считала, я поняла, что у меня к тебе другое чувство, я влюбилась в тебя…вчера…Но я подумала, что такому красавчику как ты, и не придё


Peshikova_Katyusha

Так классно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! За душу берёт, у меня нет слов...


Интересная цитата:
Содеянное из любви не морально, а религиозно. [Фридрих Ницше]

Похожие записи: